Вакцина от ВИЧ — какие разработки ведутся в мире

Вакцина от ВИЧ — какие разработки ведутся в мире

Телефон: 8 9397812954

Навигация

Новости

Если окунаться в историю, то однажды у человека из Берлина были диагностированы ВИЧ и лейкемия. Чтобы излечить онкологическое заболевание, ему провели пересадку костного мозга. Пациенту был подобран донор, у которого не нашли рецепторы CCR5. Благодаря этому ВИЧ не способен закрепиться на геноме. Люди с данной мутацией не подвергаются заражению ВИЧ. После операции по пересадке костного мозга у «берлинского пациента» иммунодефицит уже не подтвердился.

Когда появится лекарство от ВИЧ? Некоторые страны уже сделали заявление о том, что разработан препарат, который на данный момент проходит испытания. Все больные походят поддерживающее лечение, которое продлевает им жизнь. Пока происходит мутация вируса, он адаптируется к используемым медикаментам.

Три мифа о ВИЧ
Существует 3 мифа, которые нужно обязательно развеять, чтобы люди смогли узнать про ВИЧ максимально точную информацию:

Передача вируса осуществляется бытовым путем. Это все неправда. Даже истории про зараженные иглы в сиденьях или песочниках малоубедительны. Вирус, находящийся вне человека, быстро погибает при высыхании. Подцепить гепатит бытовым путем реально, но только не ВИЧ.

Заражение грозит людям, которые используют наркотики инъекционным путем, а также мужчинам-гомосексуалам. Это неверное утверждение, хотя приведённые способы передачи вируса вносят определённый вклад в эпидемию. Причина в том, что в большинстве случаев заражение осуществляется у людей, которые имели гетеросексуальный контакт.

Презервативы не способны защитить от ВИЧ, так как латекс оснащён порами. На само деле, латекс и правда пористыми, но для изготовления презервативов используют много слоев латекса, а его микротекстура напоминает толстый слой сыра, но далеко не сито. За счет многослойности презервативы прекрасно удерживают влагу, молекулы которой гораздо меньше, чем у вируса. Но презерватив не может дать 100% гарантии, так как существует вероятность его разрыва или неправильного применения.

Исследования на Западе

В 2015 году мир впервые заговорил о вакцине против ВИЧ инфекции. Именно в этом году она и была испробовала. Все работы по ее созданию проходили в университете Рокфеллера в Нью-Йорке. Участие в этом эксперименте приняли 29 добровольцев, которым была введена разная дозировка препарата, в основе которого антитела 3BN117. Полученные результаты вдохновили не только участников эксперимента, но и создателей медикамента.

Когда появится прививка от СПИДа

Согласно полученным данным, у 8 пациентов концентрация вируса понизилась в несколько сотен раз. Но даже такие результаты не позволили заняться выпуском препарата от ВИЧ. Эта информация была подтверждена доктором Ф. Кляйном, который был одним из участников данной разработки. Он утверждал, что разработанный медикамент нуждается в дополнительных доработках. Позже стало известно, что у некоторых пациентов результат был нулевой.

Профилактика вируса папилломы вакциной Гардасил

Следующее исследование проходило в США. Там специалисты смогли разработать новый подход к использованию прививок. Точнее сказать, это даже не вакцина, а генная мутация человеческих клеток. Главным руководителем исследования стал М.Фарзан. Он и обнародовал результаты в журнале Nature, тем самым, пытался дать ответ на вопрос, имеется ли лечебная вакцина с абсолютно уникальным подходом к защите. Особая мутация ДНК мышечных клеток человека позволяет создать из них настоящую защиту человеческого здоровья.

В процессе генной терапии мышцы смогут ввести в кровеносное русло в повышенной концентрации специальные агенты, которые позволят сдерживать возбудитель ВИЧ. Но настоящего времени лекарственное средство испытывал только на обезьянах. Однако полученные результаты говорят об эффективности медикамента, что не может не вселять надежду. Практически 8 месяцев животные, принимающие участие в опыте, были защищены от влияния вируса извне.

Учёные из Америки часто проводят различные испытания, направленные на борьбу с ВИЧ-инфекцией, привлекая в работу коллег из африканских стран, где повышен порог заболеваемости. В Урганде долго время исследуется препарат под названием ALVAC. До настоящего дня точных новостей о вакцине не поступало. Однако американские добровольцы, которые согласились испытывать вакцину, отмечают, что сработала она замечательно.

В таких странах, как Канада, Таиланд, Нидерланды, успешно исследуют препарат AIDSVAX. В его основе собственный белок вируса иммунодефицита gp120. В институте Великобритании и Кении активно занимаются изучением субтипа А вируса. И пока проходят доклинические испытания, но уже совсем скоро люди смогут продемонстрировать реальные результаты от влияние разработанной вакцины.

Довольно интересно выглядит препарат против ВИЧ, который представлен в одном из проектов International Aids Vaccine Initiative. Но суть в том, чтобы его внедрить внутрь неживой бактерии рода сальмонелл. Выполняется подобная вакцина при помощи назального спрея. Причина в том, что сальмонелла может выжить в слюне и оказывать сопротивление кислоте, которая вырабатывается в желудочном соке. Таким образом, западные специалисты активно стараются над разработкой эффективной вакцины, применяя довольно интересные методы.

Исследования в России

Вероятность того, что эта вакцина выйдет в России, высокая. И хотя масштабные работы пока не проводились, но на первом этапе подобных исследований здоровые люди прошли его успешно.

Конечно, Россия немного отстает от мировых разработок, но основная проблема кроется в выборе требуемого числа добровольцев. Испытания вакцины считается самым важным этапом. Несмотря на возникающие трудности и сложности, всемирные издания, публикуя новости о вакцинах от СПИДа, уделяют России не самое последнее место. В это время по различным оценкам присутствует порядка 30 препаратов, которые потенциально являются спасением от ВИЧ, и смогут в ближайшее время выйти на рынок. Российская вакцина также входит в это количество.

Можно ли вылечить ВИЧ

Ещё в начале 2016 года Министерство здравоохранения сообщило, что разработанное средство от ВИЧ проходит второй этап испытаний. В настоящее время ведутся активные работы в научном центре «Вектор». Предварительные результаты исследований в 2016 году были превосходные. У испытуемых полностью отсутствовали побочные эффекты, при этом наблюдался полный запуск клеточного и гуморального иммунного ответа против иммунодефицита. Вполне возможно, что уже совсем скоро прививку от ВИЧ будут делать в обычной поликлинике.

Последние новости о вакцине от ВИЧ 2018

В Барселоне проходил международный конгресс, на котором решались вопросы относительно заболеваний печени. Именно там и был представлен прообраз новой вакцины против инфекции ВИЧ и гепатита С. И, хотя исследования пока проводились только на здоровых людях, выработанный у них иммунитет дает большие надежды на то, что скоро этот препарат будут использовать активно. Причина в том, что гепатит С и ВИЧ – это два заболевания, которые сопровождают и дополняют друг друга. Благодаря таким прививкам люди с ВИЧ-инфекцией смогут сформировать иммунный ответ.

Следующее исследование было напечатано в издании AAAS. В нем доктор Д.Жарден сообщил о новейшей методике лечения ВИЧ. Суть ее в том, чтобы приучить иммунную систему человека деликатно реагировать на вирус. Оказывается, у каждого человека имеется антиген-предшественник, который при конкретных условиях может неплохо бороться с вирусом. Только для этого его необходимо правильно активировать. Эта задача была выполнена только частично, так как успешно справилась на мышах.

Формируем специфический иммунитет от вирусов Энджериксом

Последние новости ВИЧ на сегодня обнадеживают. Вполне возможно, что в 2018 году вакцина от ВИЧ будет представлена общественности. Но объективные сведения пока утверждают об обратном. У ученых все время возникают определенные препятствия – иммунный ответ. Невозможно до конца дать прогноз о том, как поведет себя человеческий организм, ведь его иммунитет уникален и многогранен, так что на его изучение будет уходить не одно десятилетие. Сегодня же только остается надеяться на выход полноценный вакцины. Вполне возможно, что этот препарат будет разработан в России раньше, чем в зарубежных странах. Таким образом, и стоимость ее будет намного ниже.

Можно ли делать прививку уже зараженным инфекцией людям

Вакцина против СПИДа проводится только препаратами, которые содержит неживой возбудитель инфекции или его часть. Используются вакцины против:

столбняка;
дифтерии;
гепатита А и В;
гриппа;
пневмонии;
кори.

Вакцинация пациентов с ВИЧ-инфекцией имеет свои особенности

повышение вирусной нагрузки после введения раствора на 2-3 недели;
увеличение длительности процесса производства антител;
неэффективность вакцинации при сильно ослабленной иммунной системе.
Лекарство от СПИДа пока еще не разработано, так что антиретровирусная терапия – это единственная возможность выжить. Для устранения ВИЧ-инфекции используют самые различные схемы ВААРТ, состоящие из 3-4 препаратов. Антиретровирусные лекарство позволяют продлить жить пациенту до того времени, пока не будет разработана вакцина от ВИЧ.

Вакцинация ВИЧ-инфицированных детей

Иммунизация маленьких пациентов, рожденных от ВИЧ-зараженных материй, происходит на общих основания.

Выполняется вакцина от:

кори;
краснухи;
паротита;
пневмококковой инфекции;
гриппа;
полиомиелита;
гепатита В.

Проведение профилактики детей, рожденных от больных материей, имеет значение на любой стадии развития вируса, так как у их выше вероятность подцепить инфекцию. В роддоме после появления на свет таким детям не проводят вакцинацию против туберкулеза.

Сложность иммунизации детей состоит в выборе медикамента: аттенуированный или инактивированный. В России единого подхода нет, а в Америке используются инактивированные вакцины.

Вакцинация контактных лиц

Люди с ВИЧ-инфекцией чаще болеют и покидают этот мир от инфекционных болезней. Чтобы предотвратить их развитие, необходимо своевременно вводить вакцины, следовательно, вакцинация контактных лиц не будет лишней.

Общий порядок иммунизации у таких пациентов невозможен, так как в них развиваются побочные явления после внедрения действующего вещества. При назначении препарата необходимо принимать во внимание иммунный статус человека. Чем он выше, тем меньшая вероятность развития побочных эффектов. Еще может проводится пассивная иммунная профилактика ВИЧ иммуноглобулином.

СПИД – это серьезное и опасное заболевание, от которого каждый день погибают люди. Вылечить их полностью пока не удается, но можно продлить им жизнь при помощи антиретровирусных препаратов. Вакцина от ВИЧ находится на стадии разработки, причем в ее создании принимают участие многие страны мира, так что есть надежда на то, что скоро СПИД станет банальным вирусным недугом, от которого есть не только вакцина, но и лекарство.

Наука и технологии против ВИЧ: пять основных трендов

Фото: Narendra Shrestha / EPA / ТАСС

Среди нас живут 1,1 млн ВИЧ-позитивных россиян. Вместе в ростом инфицированных растет и смертность. РБК Тренды и Фонд «СПИД.ЦЕНТР» рассказывают, как новые методы лечения ВИЧ помогают снизить смертность и продлить жизнь

Согласно данным ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, ВИЧ-инфекция вышла за пределы уязвимых групп населения и активно распространяется в общей популяции. Большинство пациентов, впервые выявленных в первом полугодии 2021 года, инфицировались при гетеросексуальных контактах (67,3%). Количество инфицированных при половых контактах ежегодно увеличивается. В первом полугодии 2021-го зарегистрировано три случая подозрения на инфицирование ВИЧ, связанное с оказанием медицинской помощи, и один случай инфицирования ВИЧ ребенка при оказании медицинской помощи за пределами России.

Почему ВИЧ сложно лечить

Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) вызывает хроническое инфекционное заболевание, прогрессирующее без лечения. Это один из уникальных вирусов, которые поражают клетки иммунной системы — так называемые CD4+ Т-лимфоциты, функция которых состоит в распознавании и уничтожении чужеродных для организма агентов.

Вирус как «троянский конь» встраивается в геном иммунных клеток и блокирует все средства их защиты, избегая обнаружения иммунной системой. Антитела против ВИЧ вырабатываются, но они не способны остановить этот процесс.

Без лечения ВИЧ-инфекция медленно прогрессирует, истощая иммунную систему организма. Через 5–10 лет после инфицирования начинается стадия вторичных проявлений, когда у ВИЧ-положительного развиваются другие сопутствующие заболевания.

Профилактика: значимое снижение рисков инфицирования ВИЧ

  • Доконтактная профилактика

Доконтактная профилактика (ДКП или PrEP) — это прием неполной схемы тех же препаратов, которые принимают люди, живущие с ВИЧ: сочетания тенофовир + эмтрицитабин или тенофовир + ламивудин.

Если препараты ДКП успели попасть в организм заранее, то при проникновении в него вируса вещества ДКП убивают ВИЧ еще до того, как тот успеет закрепиться в теле человека. Препараты нужно принимать ежедневно в одно и то же время.

Защита, которую обеспечивает PrEP при правильном приеме таблеток, — почти 100%. Требуется консультация и контроль врача.

В экстренных случаях, когда есть риск заболевания после незащищенного контакта с инфицированным, используют постконтактное лечение (ПКП, PEP). Это месячный курс терапии. При быстром начале лечения в течение первых 24–72 часов есть высокие шансы избежать инфицирования. Но эти шансы никогда не равны 100%.

Лечение ВИЧ: антиретровирусная терапия

Основной способ взять ВИЧ-инфекцию под контроль — антиретровирусная терапия. Она включает в себя препараты, останавливающие жизненный цикл ВИЧ на разных этапах.

Антиретровирусная терапия меняет качество жизни пациентов с ВИЧ:

  • останавливает размножение вируса;
  • позволяет иммунной системе самой восстановиться;
  • предотвращает передачу ВИЧ половому партнеру;
  • позволяет женщине родить детей без вируса.

Ученые доказали, что ВИЧ-положительный человек, принимающий эффективную терапию, не может передать вирус при незащищенных сексуальных контактах.

Сегодня в России зарегистрировано более 20 препаратов из шести разных классов антиретровирусной терапии. Для каждого пациента подбирается комбинация, которая будет эффективна и не вызовет побочных эффектов.

Терапия ВИЧ сильно изменилась: первые схемы лечения предполагали многократный прием достаточно токсичных препаратов, что породило миф о том, что «таблетки убивают быстрее, чем ВИЧ». В настоящее время лекарства принимаются один, реже — два раза в сутки, схемы лечения включают от одной до шести таблеток.

Прорыв 2021 года в лечении ВИЧ — регистрация первых инъекционных форм антиретровирусной терапии на рынках Канады, США и Европы. В ближайший год эта форма должна появиться в России. Исследования доказали эффективность терапии при однократных инъекциях каждые 1–2 месяца (вместо ежедневного приема терапии). Следующее поколение лечения — инъекционный препарат с введением один раз в полгода. Потенциально эти же лекарства можно будет использовать для снижения риска инфицирования с той же продолжительностью действия.

Исследования новых методов лечения ВИЧ: генетические ножницы

Пока излечиться от ВИЧ невозможно. Основной причиной, почему ВИЧ-инфекция до сих пор остается неизлечимой, несмотря на наличие препаратов антиретровирусной терапии, — недоступность для воздействия медикаментов на те копии вируса, которые прячутся в «спящих» клетках, в так называемых резервуарах ВИЧ, одним из которых является костный мозг человека.

Известные случаи излечения от ВИЧ связаны с пересадкой костного мозга от доноров с мутацией генов CCR5, делающих носителей этой мутации неуязвимыми для ВИЧ. В настоящее время ученые отслеживают состояние еще 38 пациентов с ВИЧ, которым был трансплантирован устойчивый к вирусу материал.

Этот метод не может быть масштабирован по двум причинам: ущерб для здоровья от трансплантации несоизмеримо выше, чем от ВИЧ-инфекции (излечившиеся пациенты проходили процедуру не в связи с ВИЧ, а из-за онкологических заболеваний), а сама мутация не может служить надежной защитой перед быстро мутирующим вирусом, новые штаммы которого могут стать невосприимчивы к этой естественной защите.

Тем не менее случаи излечения именно этим путем создали значительное поле для исследований: на их основе появились как возмутивший общественность эксперимент на генетически модифицированных детях, итог которого общественности неизвестен, так и испытание метода редактирования гена CCR5 в организме живого человека, которое завершатся в Санкт-Петербурге в 2022 году.

Одна из надежд на излечение от ВИЧ связана с методом «генетических ножниц» CRISPR, с помощью которых можно «вырезать» в живых клетках участки ДНК, модифицированные вирусом для собственного размножения. В настоящее время большинство разрабатываемых методов борьбы с ВИЧ использует стратегию «shock and kill» — реактивацию вируса и его уничтожение. Существует другая изучаемая стратегия — «block-lock-excise», то есть уничтожение латентного вируса без реактивации: напротив, предполагается «запереть» вирус в спящих клетках, после чего удалить из организма с помощью технологии CRISPR-Cas9.

Разработки вакцин от ВИЧ

Эффективной вакцины против ВИЧ не существует — пока.

За все время в клинических исследованиях испытывали более 40 вакцин. Максимальный эффект в сокращении новых случаев ВИЧ — только 25%. Созданию вакцины препятствует особенность жизненного цикла ВИЧ и его высокая изменчивость — особенно его внешней оболочки. Это позволяет вирусу быстро обходить искусственный иммунитет.

Продолжается исследование бельгийской вакцины Mosaico. В 2022 году планируется публикация исследования перспективной кадидатной вакцины HIVconsvX от Оксфордского университета.

Еще одну надежду на вакцинацию «подарила» пандемия коронавируса: в ходе поиска подходов к ее профилактике начали использовать технологию мРНК-вакцины. В текущем году стало известно о запуске испытаний мРНК кандидатных препаратов против ВИЧ от американской компании Moderna.

Фото:EPA / ТАСС

К сожалению, разработка российских вакцин против ВИЧ началась только в 1997 году, и из-за проблем с финансированием многократные попытки по созданию вакцин в РФ ни разу не были доведены до конца. В 2020 году разработками занимались в Петербурге — ГосНИИ ОЧБ и «Биомедицинский центр» (ДНК-вакцина). Также на базе Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом тестировали терапевтическую вакцину, позволяющую носителю жить без терапии в течение длительного времени.

Диагностика: шесть видов анализов

Рынок средств диагностики ВИЧ активно растет. Согласно исследованию американского агентства GMI, к 2024 году объем мирового рынка средств диагностики ВИЧ превысит $5 млрд.

Диагностика включает скрининг и подтверждающие тесты для проверки на заболеваемость ВИЧ-1, 2 и группы О. Эти тесты имеют основное применение для скрининга и дифференциации различных групп и подтипов вируса иммунодефицита человека. Благодаря технологическому развитию стали доступны экспресс-тесты на уровень клеток CD4, нуклеиновые кислоты NAT, антиген p24 и диагностика для новорожденных EID.

Читайте также:  Способы лечения гематомы на ноге после ушиба

Антитела к ВИЧ появляются после начала активного размножения вируса. Они обычно обнаруживаются в сыворотке крови через 6–12 недель после инфицирования. Тесты на антитела ВИЧ высоко надежны при относительно низкой стоимости.

При определении антигена p24 в крови ВИЧ-инфекция может быть выявлена раньше, чем традиционными тестами для определения антител. Тесты на антиген имеют низкую чувствительность. Они не дают ложноположительных результатов, но возможны ложноотрицательные. То есть отрицательный результат не исключает инфицирование, а положительный — подтверждают с помощью тестов на антитела. Тест на антиген p24 всегда применяется вместе с тестами на антитела.

  • Тесты на ВИЧ четвертого поколения

В тестах четвертого поколения объединили разные технологии, чтобы обнаружить как антиген p24, так и антитела. Тесты четвертого поколения менее дорогие, чем NAT. Широко распространены в России.

  • Тесты на нуклеиновые кислоты (NATNAAT)

Положительные результаты теста на NAT дополнительно подтверждают тестированием на антитела к ВИЧ. Тесты NAT стоят дорого и поэтому используются в особых случаях — для обнаружения ВИЧ у новорожденных и в банках крови. Тесты NAT не зарегистрированы в РФ.

Определяет наличие и количество ВИЧ в миллилитре крови и других биологических жидкостях. Имеет высокую точность и стоимость, для скрининга не применяется. Используется для определения вирусной нагрузки у ВИЧ-положительных пациентов.

Этот тест не выявляет ВИЧ, а служит для измерения уровня клеток CD4 или Т-лимфоцитов — показатели, важные для для качества жизни пациентов с ВИЧ. Это белые клетки крови, предназначенные для распознавания болезнетворных организмов в нашем теле, которые должны уничтожаться иммунной системой. Снижение уровня CD4-клеток ниже 200 означает очень серьезные нарушения иммунной системы.

Эпидемия ВИЧ началась раньше пандемии коронавируса. Согласно UNAIDS, в 2020 году во всем мире насчитывалось не менее 37,6 млн пациентов с ВИЧ. Но главный тренд — за последние десятилетия инновации существенно изменили качество и продолжительность их жизни, а доступность диагностики и лечения снизили смертность на 61% по сравнению с максимумом в 2004 году. Также с 1996 года более чем на 30 лет выросла общая продолжительность жизни человека с ВИЧ при условии раннего обнаружения и использования терапии.

Подробнее о подходах к лечению и о том, как инновации продолжают улучшать качество жизни с ВИЧ, расскажут ученые-медики из разных стран на онлайн-конференции PROHIV 2021, которая пройдет 20–21 сентября.

Вакцина от ВИЧ: почему ее нет? Интервью с вирусологом Егором Ворониным

Егор Воронин — нью-йоркский вирусолог, специалист в области вакцинопрофилактики. Более двадцати лет он занимался исследованиями ВИЧ, его эволюцией и репликацией. С 2018 по 2020 год он возглавлял биотехнологическую компанию Worcester HIV Vaccine, занимающуюся разработкой вакцины от ВИЧ. В своем блоге shvarz Егор публикует массу интересных фактов о вакцинах, ВИЧ, о вирусах в целом, а в последние полтора года и о новом коронавирусе: он умеет рассказывать простым языком о сложном.

— «Вакцина» — слово года. С приходом коронавирусной пандемии только глухой не слышал о векторных и мРНК-вакцинах, спайковых белках и прочих биологических подробностях, связанных с вакцинами от COVID-19. Дюжину вакцин от ковида человечество изобрело и внедрило практически за год. В то же время над вакциной от ВИЧ ученые работают уже почти сорок лет, и пока мы не видим результатов. Объясните, почему ее до сих пор нет?

— Наверное, тот факт, что сейчас все следят за вакцинами, позволит объяснить это проще.

Чем ВИЧ отличается от коронавируса? Во-первых, разнообразие у ВИЧ намного больше. Все уже привыкли слышать, что вирусы меняются и мутируют: у ВИЧ это происходит на порядки быстрее, чем у коронавируса. Все эти мутировавшие штаммы «альфа», «бета», «дельта», появление которых мы наблюдаем в последние полтора года в мире, — у ВИЧ столько же мутаций произойдет за полтора года в одном человеке.

После своего появления штамм «дельта» вытеснил другие варианты и стал доминирующим в мире, а у ВИЧ одновременно циркулируют сотни разных штаммов. Теоретически мы смогли бы создать вакцину против какого-то одного штамма ВИЧ, но гораздо сложнее пытаться создать ее против такого огромного количества вариантов вируса, тем более что все время возникают и новые. Сейчас появился «дельта»-вариант коронавируса, и все переживают, что вакцины, сделанные против исходного штамма, будут против него неэффективны, и придется делать новые вакцины «для дельты» — а если мы начнем считать, сколько есть вариантов ВИЧ, мы будем перечислять их до конца дня.

— Это единственная проблема?

— Нет. Вторая проблема: как мы все уже знаем в отношении коронавируса — созданные против него вакцины хорошо предотвращают тяжелое течение болезни и смерть, но гораздо хуже защищают от заражения. Для COVID-19, как все же быстротечной болезни, это нормально: даже если вирус попадет в привитый организм, он не вызовет тяжелую болезнь, организм силами иммунной системы быстро его поборет, и человек скоро выздоровеет, вирус исчезнет.

С ВИЧ же совершенно другая ситуация. Он приспособлен к тому, чтобы жить в организме очень долго и ускользать от иммунной системы годами. Если мы не предотвратили его попадание в организм, то без терапии он будет в нем реплицироваться и в конце концов вызовет СПИД. Будучи привитыми от коронавируса, вы можете все равно им заразиться, но лишь чуть-чуть поболеете или даже не заметите, что вирус был, организм его вычистит, — а с ВИЧ это не работает. На ранних этапах разработки вакцин пытались измерять их эффективность именно по способности предотвращать не заражение ВИЧ, а последующее развитие СПИДа, но сейчас уже ясно, что если ВИЧ попал в организм, то без терапии СПИД неизбежно разовьется. Значит, в отношении ВИЧ нам нужна вакцина, которая будет полностью предотвращать само попадание вируса в организм, а это гораздо более высокая планка.

Отдельный вопрос — тестирование потенциальных вакцин. Почему удалось так быстро не только создать, но и протестировать вакцины от COVID-19? Потому что уже полтора года вокруг нас огромное количество инфекции. Вы начали испытание вакцины как положено: дали одной группе добровольцев опытную вакцину, второй такой же группе — плацебо, потом наблюдаете, в какой группе сколько людей заразится, а сколько нет. Для коронавируса результат у вас будет через три-пять месяцев, вы уже увидите разницу. А с ВИЧ каждое такое испытание приходится проводить несколько лет: это не только долго, но и очень дорого. Сколько клинических испытаний вакцин от COVID-19 было проведено за те полтора года, что «корона» с нами, — примерно столько же испытаний ВИЧ-вакцин было проведено за все тридцать с лишним лет, что они разрабатываются.

— Но с точки зрения обывателя все кажется просто: есть вирус ВИЧ, он выделен и хорошо известен. Так возьмите его, убейте, и убитый, обезвреженный вирус введите человеку — пусть организм вырабатывает иммунный ответ. Ведь так делались все классические вакцины. На каком этапе оказалось, что с ВИЧ это не работает?

— Начиная с того этапа, когда вы его убиваете. Сейчас все уже слышали про «спайковый белок» у коронавируса — своеобразные шипы, с помощью которых он поражает человеческие клетки и на распознавание которых нацелены вакцины. У ВИЧ тоже есть спайковый белок, и именно он является мишенью для большинства разрабатываемых вакцин, но есть ряд отличий с коронавирусом. Одно из них — гораздо большее разнообразие вариантов этого белка, мы уже это обсуждали.

В дополнение к этому у ВИЧ в сравнении с коронавирусом на поверхности вируса очень мало спайкового белка. У коронавируса из него построена целая «корона», потому он так и называется, а у ВИЧ всего 10–20 молекул на поверхности вируса. Для антител это гораздо более сложная мишень. Я также уже упоминал про приспособленность ВИЧ к избеганию иммунного ответа. Одно из таких приспособлений — покрытие спайкового белка гликанами: это такие полисахариды, которые обычно присутствуют на человеческих белках и которые вирус использует, чтобы «маскироваться» от иммунной системы. У коронавируса этих гликанов намного меньше, он более «открыт» для распознавания иммунной системой, чем спайковый белок ВИЧ.

Ну и наконец, спайковые белки и у коронавируса, и у ВИЧ очень нестабильны. Они работают как взведенная мышеловка: как только вирус взаимодействует с рецепторами на живой клетке организма, он хлоп! — и полностью меняет форму и использует всю свою энергию, чтобы внедриться в клетку. Когда мы инактивируем вирус, пытаясь создать «убитую» вакцину, то спайковый белок тоже меняет форму, и для иммунной системы уже не выглядит так, как на поверхности цельного вируса. Поэтому спайковый белок в коронавирусных вакцинах специальным образом изменен, чтобы он сохранял свою первоначальную форму. Эта технология, кстати, впервые была разработана как раз для ВИЧ.

Нужно сказать, что описанный вами «дедовский» метод — «убей вирус и сделай из него вакцину» — никогда особенно хорошо не работал для вирусов, он гораздо лучше подходит для бактерий. Вакцин, сделанных просто из убитых вирусов, не так уж много: грипп, гепатит А, одна из вакцин от полиомиелита и бешенство. Гораздо большее число вакцин используют ослабленные вирусы или являются рекомбинантными. Технологию с ослабленным ВИЧ пытались исследовать на обезьянах, но у них в организме он мутировал, вернулся обратно в патогенную форму и вызвал СПИД. После этого данное направление практически заглохло, потому что вряд ли возможно получить разрешение на такие испытания на людях: слишком велик риск ввести здоровым добровольцам ослабленный вирус, который теоретически может вызвать смертельную болезнь.

— Над вакциной от ВИЧ работают уже не первый десяток лет. При этом были сделаны какие-то побочные открытия, которые можно применять в других областях? Например, в нынешней борьбе с коронавирусом?

— Попытки создать вакцины от ВИЧ начались сразу же, как только вирус был впервые выделен. Пытались сделать вакцины на основе убитого вируса, на основе рекомбинантных белков, продолжают активно работать над векторными вакцинами. А когда появился COVID-19, практически все мои коллеги, кто занимался вакцинами от ВИЧ, перекинулись в область коронавируса. Я смотрю на научные статьи о коронавирусе — там все знакомые имена.

Я уже упоминал, что технология стабилизации спайкового белка была разработана для ВИЧ, это был один из главных прорывов в вакцинологии за последние десять лет, и она нашла отличное применение в вакцинах от COVID-19.

Известный вирусолог Барни Грэм, который занимался именно стабилизацией вирусного белка у ВИЧ и у респираторно-синцитиального вируса, сыграл важную роль в разработке одной из самых популярных в мире вакцин от COVID-19 компании Moderna.

Другая вакцина от коронавируса, Johnson&Johnson, основана на разработках в области ВИЧ: фирма Johnson&Johnson в свое время купила небольшую фирму, которая занималась созданием вакцины от ВИЧ на основе аденовируса 26 типа (сейчас проходит испытание этой вакцины в Европе и Америках). Для разработки вакцины против коронавируса им было достаточно просто поменять в уже готовой технологии вирусный белок с ВИЧ на «корону».

Мишель Нуссенцвайг, который выделил нейтрализующие антитела к коронавирусу, разработал технологию выделения этих антител в ходе многолетних исследований антител к ВИЧ и вирусу иммунодефицита обезьян. Памела Бьоркман, ведущий специалист Caltech по структуре вирусных белков, раньше изучала в том числе и ВИЧ.

— Это известные имена, но применяются ли отработанные на ВИЧ методики?

— Сами методы тестирования на нейтрализующие антитела были разработаны для ВИЧ, а теперь применяются для COVID-19. В области тестирования вакцин существует огромная сеть клинических центров и лабораторий и в США, и в Африке, и по миру — она была создана для ВИЧ-инфекции, после начала пандемии ее просто взяли и перепрофилировали под коронавирус, а заведуют ею те же самые ученые.

До пандемии непосредственно семейством коронавирусов мало занимались, и узких специалистов по ним было немного, а ВИЧ исследовали многие вирусологи, эта область хорошо финансировалась, так что с приходом в нашу жизнь COVID-19 их опыт и знания сразу переставили на «коронавирусные» рельсы. Я полагаю, часть из этих людей продолжит заниматься коронавирусами в будущем (наверняка эта тема будет гораздо активней финансироваться, чем раньше), но многие уже возвращаются обратно к ВИЧ.

С другой стороны, технологии, нашедшие применение в вакцинах от COVID-19, сейчас интересуют и исследователей ВИЧ: технология мРНК вакцин разрабатывалась и для ВИЧ, но сейчас работы в этой области существенно активизировались.

— Кто-нибудь из российских ученых занимается разработками вакцины от ВИЧ?

— В России разработки вакцин от ВИЧ ведутся, но их немного. Есть три исследовательские группы: в Москве, Петербурге и в Новосибирске. У них есть определенные наработки, но пока они не прошли дальше первой фазы испытаний.

— Создается впечатление, что мир уже устал ждать вакцины от ВИЧ. ВОЗ делает ставку на стратегию «90–90–90»: грубо говоря, обеспечить всех ВИЧ-положительных людей в мире антиретровирусной терапией и тем самым положить конец передаче вируса: ВИЧ не сможет передаваться дальше и исчезнет с лица земли вместе со своим последним носителем, когда он умрет в глубокой старости от чего-нибудь другого. Как смотрит на это исследовательская индустрия?

— Для испытаний ВИЧ-вакцин наступают тяжелые времена. С точки зрения науки там разрабатывается масса интересного. Но мир не может ждать результатов, и сейчас ВИЧ-положительные люди принимают АРВТ, а в ближайшем будущем на рынок, вероятно, выйдут пролонгированные, «долгоиграющие» формы АРВТ, когда вместо ежедневных таблеток будет достаточно сделать один укол раз в месяц или даже несколько месяцев, и он будет подавлять вирус. Появились профилактические препараты — PrEP, предотвращающие заражение ВИЧ. Возможно, появятся инъекции нейтрализующих антител. Это замечательно для пациентов, но ставит под большой вопрос возможность испытания вакцин классическим методом.

Вопрос в большей мере этический. Раз уж существуют эффективные методы предотвращения ВИЧ-инфекции, то нельзя не делать их доступными участникам клинических испытаний. Но если мы предоставляем их всем участникам клинических испытаний (и плацебо-группе, и группе, получающей вакцину), то количество новых инфекций будет чрезвычайно мало в обеих группах, и эффективность вакцины будет невозможно измерить. Или придется делать испытания еще обширнее и еще длинней, что еще больше повысит их стоимость.

Перспективы разработки вакцины от ВИЧ тают с каждым днем именно потому, что сложно их тестировать, не подвергая людей риску заразиться в ситуации, когда есть готовые способы избежать этого риска. Но нельзя сказать, что ученые полностью потеряли надежду. Уже ведутся активные обсуждения новых подходов к проведению клинических испытаний ВИЧ-вакцин в будущем.

Загадка вакцин от ВИЧ: антитела образуются, но не защищают

«Разработки вакцин против ВИЧ-инфекции ведутся в мире уже больше 30 лет. За это время появилось около 100 прототипов, около 50 из них прошли этап доклинических испытаний. Часть кандидатных вакцин была допущена к испытаниям на добровольцах.

Более десятка из них прошли даже клинические испытания третьей фазы. Но пока что ни одна вакцина не показала в этих испытаниях никаких защитных свойств», – рассказал «Милосердию.ru» Сергей Нетесов, член-корреспондент РАН, профессор, заведующий лабораторией бионанотехнологии, микробиологии и вирусологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета.

«На псевдовирусах проверять безопаснее»

В России есть свои прототипы вакцин от ВИЧ, сообщила в декабре глава Роспотребнадзора Анна Попова. «Российская Федерация использует все возможности для завершения разработки вакцины от ВИЧ, и сегодня находится вакцина в большей степени готовности», – приводит ее слова «Российская газета». В первую очередь Анна Попова упомянула о разработке новосибирского Государственного научного центра «Вектор».

Первую фазу испытаний вакцины «КомбиВИЧвак» центр «Вектор» провел еще в 2011 году. Выяснилось, что препарат безопасен и не вызывает побочных эффектов.

ВИЧ-специфические антитела и цитотоксические Т-лимфоциты образовались у 100% добровольцев. А антитела, нейтрализующие ВИЧ-псевдовирусы, – у 80% добровольцев, передает «Интерфакс».

Первые обеспечивают гуморальный, вторые – клеточный иммунитет. Наличие третьих, по словам Сергея Нетесова, доказывает способность организма после вакцинации нейтрализовать псевдовирусы – имитацию ВИЧ.

«На псевдовирусах проверять намного легче, чем на самом ВИЧ. Но это не замена клиническим испытаниям третьей фазы», – пояснил он.

В 2013 году центр «Вектор» получил разрешение перейти ко второй фазе клинических испытаний. Однако результаты этого этапа исследований так и не были обнародованы, отметила в интервью НСН Светлана Завидова, директор Ассоциации организаций по клиническим исследованиям.

По данным «Интерфакс», теперь ГНЦ «Вектор» разработал усовершенствованный вариант вакцины, который называется «КомбиВИЧвак-Ново».

Испытания этого препарата проводятся сейчас в двух медицинских учреждениях Новосибирской области. В них участвуют 240 добровольцев, а продлятся они до конца 2021 года.

Вакцины от ВИЧ уже испытывали на тысячах людей

Вакцина «КомбиВИЧвак». Фото с сайта zdrav.expert

«Дело в том, что все без исключения кандидатные вакцины в первой фазе испытаний вызывали образование ВИЧ-специфических антител. Большинство кандидатных вакцин, дошедших до второй фазы клинических испытаний, вызывали и образование цитотоксических Т-лимфоцитов», – прокомментировал Сергей Нетесов данные об испытаниях вакцины «КомбиВИЧвак».

Читайте также:  Как правильно подобрать смесь новорожденному

Обычно во время первой и второй фазы клинических испытаний ученые собирают данные о безопасности вакцины-кандидата, а также о ее способности вызывать иммунные реакции. На этих этапах вакцину получает небольшое количество добровольцев: от 50 до 200 человек, говорится на сайте Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в заметке, посвященной разработке вакцин от ВИЧ.

Уже к 2001 году ученые успели протестировать более 30 вакцин-кандидатов от ВИЧ на уровне первых и вторых фаз клинических испытаний. В общей сложности более 10 тысяч добровольцев приняли участие в исследованиях, которые проводились в США, странах Европы, Бразилии, Китае, Кении, Перу, Таиланде, Уганде и в других странах.

Безопасность вакцин была подтверждена, говорится на сайте ВОЗ. А вот эффективность – нет. Потому что эффективность, то есть защитные свойства вакцины, проверяют во время третьей фазы клинических испытаний. В ней должны участвовать, как минимум, несколько тысяч человек.

В России за последние 20 лет в разработке вакцин от ВИЧ далеко продвинулись три учреждения: Биомедицинский центр в Санкт-Петербурге, ГНЦ «Институт иммунологии» в Москве, ГНЦ ВБ «Вектор» в Новосибирске.

Биомедицинский центр и НИИ особо чистых препаратов ФМБА начали вторую фазу испытаний своей вакцины в 2014 году. Препарат содержит четыре белка ВИЧ-1, полученных путем встройки и последующей экспрессии генов вируса в ДНК кишечной палочки, рассказал медицинскому изданию «Доктор Питер» Андрей Козлов, директор Биомедицинского центра.

Вакцина ГНЦ «Вектор» – полиэпитопная. То есть она содержит разные фрагменты (эпитопы) поверхностного белка ВИЧ. Разработчики смешивали их в различных комбинациях, добиваясь наилучшего результата.

«Сыворотки мышей, иммунизированных КомбиВИЧвак, эффективно подавляют репликацию вируса на культуре клеток, инфицированных вирусом ВИЧ-1», – говорится на сайте научного центра.

Добровольцами должны быть проститутки и наркозависимые

До третьей фазы испытаний ученые впервые дошли в 1998 году. Тогда в США исследовалась векторная вакцина, в состав которой входил белок оболочки вируса gp120. Роль вектора играл ослабленный вирус канареечной оспы.

Вектор – это безвредный генно-модифицированный вирус. Он доставляет в клетку антигены, то есть частицы возбудителя болезни, вызывающие иммунный ответ, или кодирующие их гены, которые в клетках организма производят вирусные белки.

Участниками испытаний были гомосексуалисты. В Таиланде вариант той же вакцины исследовался на добровольцах, употребляющих инъекционные наркотики, говорится в статье на сайте ВОЗ.

Третья фаза клинических исследований вакцин от ВИЧ должна проводиться в группах повышенного риска заражения этой инфекцией.

«Иначе дождаться достаточного количества заболевших для сравнения основной и контрольной групп участников испытаний будет проблематично. То есть добровольцами должны быть, так сказать, «лица с пониженной социальной ответственностью»: люди с крайне рискованным сексуальным поведением, или использующие инъекционные наркотики», – пояснил Сергей Нетесов.

Большая часть добровольцев – основная группа – получает вакцину. А 20-25% – контрольная группа – получает плацебо. За участниками испытаний наблюдают, как минимум, три года. А потом сравнивают число ВИЧ-инфицированных в основной и контрольной группе. Это и является проверкой эффективности вакцины, добавил он.

К добровольцу будут относиться как к ВИЧ-инфицированному

Добровольцам придется регулярно проходить ПЦР-тестирование на РНК ВИЧ. Фото с сайта mv.ecuo.org

Российские разработчики уже сталкивались со сложностями при попытках набрать добровольцев. «В Санкт-Петербурге хотели в свое время создать группу добровольцев из секс-работников. Но не особо-то идут они. Чтобы набрать несколько тысяч участников, надо года два-три над этим поработать, не меньше», – отметил Сергей Нетесов.

По его словам, для отказа участвовать в испытаниях есть одно важное основание. «После того, как человек вакцинируется, у него образуются антитела к ВИЧ-инфекции. Они будут выявляться обычными тест-системами.

Если у добровольцев не будет какого-то официального документа, который пока не изобрели, они будут восприниматься медицинскими учреждениями всего мира как ВИЧ-инфицированные.

Им придется регулярно проходить ПЦР-тестирование на РНК ВИЧ, причем неоднократно, потому что заболевание слишком серьезное», – сказал эксперт.

Еще одна проблема, возникающая во время третьей фазы испытаний, связана с информированием. По этическим соображениям участникам профессионально объясняют, как именно распространяется ВИЧ-инфекция, и как можно снизить риск заражения.

«Это означает, что доброволец будет принимать такие меры предосторожности, которые исключают заражение. Точно так же проинструктируют контрольную группу, и в этой группе тоже риск заражения сильно уменьшится», – объяснил Сергей Нетесов.

Так что еще и по этой причине пройдет очень много времени, прежде чем исследователи смогут сравнить число инфицированных в основной и контрольной группах и подвести итоги своей работы, добавил он.

Обычно между началом первой фазы клинических испытаний и получением результатов третьей фазы проходит 6-9 лет, говорится в статье на сайте ВОЗ.

«Это огромное разочарование»

В начале 2020 года была остановлена третья фаза клинических испытаний очередной вакцины от ВИЧ в Южной Африке. «Нет абсолютно никаких доказательств эффективности. Годы работы ушли на это. Это огромное разочарование», – сказала генеральный директор Совета по медицинским исследованиям ЮАР Гленда Грей.

В испытаниях принимали участие более 5400 мужчин и женщин в возрасте от 18 до 35 лет. Среди тех, кто получил вакцину, ВИЧ заразились 129 человек, а среди тех, кто получил плацебо, – 123 человека, сообщает научный журнал Science.

Во время испытаний в Таиланде, проходивших в 2009 году, та же самая вакцина показала эффективность 30%. То есть ВИЧ заразился 51 человек, получивший вакцину, и 74 человека, получивших плацебо.

Выяснилось, что вакцина приводит к образованию в организме антител, которые связываются с возбудителем болезни, но не нейтрализуют его полностью.

Специалисты пришли к единому мнению, что это недостаточный уровень защиты для вывода вакцины на рынок, но испытания продолжились. «Мы ухватились за малейший положительный эффект», – пояснил тогда Энтони Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний США (NIAID).

Сейчас в Северной Америке и Европе проходят клинические испытания Mosaico. В них участвуют около 3800 трансгендеров и мужчин, практикующих однополые связи. Вакцину разработала компания Janssen Vaccines (принадлежит Johnson & Johnson, США). Прививка делается в два этапа. В основе препарата для первой инъекции – «мозаика» из генов разных типов ВИЧ, встроенная в аденовирусный вектор.

Вторая инъекция состоит из поверхностного белка ВИЧ и адъюванта. Испытания должны завершиться в 2023 году.

Одновременно в африканских странах южнее Сахары проходят «сестринские» испытания Imbokodo, которые должны завершиться в конце 2021 года. Исследуется та же вакцина, но с участием более 2600 женщин.

Какой механизм должна активировать вакцина?

ВИЧ изменчив и эволюционирует довольно быстро. Фото с сайта aids43.ru

По словам Сергея Нетесова, многие ученые уже пришли к выводу, что разрабатывать новые кандидатные вакцины от ВИЧ пока преждевременно. Сначала нужно получить больше данных об особенностях этой инфекции.

«Основные усилия ученых сейчас сосредоточены на изучении механизмов обхода вирусом ВИЧ иммунитета, механизма ускользания ВИЧ от иммунитета человека.

Ситуация с этим вирусом такова, что антитела-то образуются, но не защищают от инфекции. Это большая загадка», – отметил вирусолог.

Наука не нашла пока ответ на вопрос, какой именно механизм в организме человека должна активировать вакцина, чтобы предотвратить заражение. Потому что привычные механизмы – гуморальный и клеточный иммунитет – в данном случае оказались не эффективными.

Есть и другие проблемы, мешающие разработке вакцины от ВИЧ. Например, в распоряжении исследователей нет животных, подходящих для экспериментов.

«Ни кролики, ни мыши, ни крысы не болеют этой инфекцией. Низшие приматы тоже не болеют. Для испытаний нужны такие обезьяны, как шимпанзе. В России их очень мало. Поэтому ученые пытаются создавать трансгенных животных, которые имитируют ВИЧ-инфекцию, похожую на человеческую», – сказал Сергей Нетесов.

Наконец, ВИЧ изменчив и эволюционирует довольно быстро, прямо в организме инфицированного человека, и до сих пор неясно, какие именно антигены надо выбирать для вакцины, чтобы обойти процесс «ускользания от иммунитета».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Наука против ВИЧ: какие открытия помогают приблизиться к победе над вирусом

Пересадка костного мозга, технология CRISPR и другие исследовательские проекты.

С 1980-х годах, когда о вирусе иммунодефицита человека заговорили массово по всему миру, недуг долгое время воспринимался обществом как неизлечимый и фатальный. К 2019 году в мире насчитывается более 38 миллионов ВИЧ-положительных людей. Но, благодаря научным открытиям, вирус больше не кажется непобедимым, а у его носителей появляются шансы на благополучную жизнь.

Попадая в кровь и лимфу, вирус постепенно поражает клетки иммунной системы, которая не может ему противостоять. Эти клетки — CD4+ Т-лимфоциты — оказываются связанными вирусом и служат для него местом, где он высвобождает наследственную информацию и производит энзимы, необходимые для размножения.

СПИД — состояние, которое может появиться только у ВИЧ-позитивного человека. Это терминальная стадия, которая развивается через 9-11 лет с момента заражения вирусом иммунодефицита.

При правильном лечении человек с ВИЧ может прожить полноценную и долгую жизнь, в том числе родить детей. Для этого следует проходить антиретровирусную терапию, направленную на подавление вируса и увеличение количества CD-4 клеток для восстановления иммунной системы.

Беременные женщины сдают кровь на ВИЧ минимум трижды: при постановке на учёт, в ходе беременности и при поступлении в роддом. Если у будущей матери ВИЧ, ей назначат терапию. При регулярном лечении и благополучных родах ребёнок может родиться без ВИЧ.

Существует шесть классов лекарств, которые используются в разных комбинациях, в зависимости от стадии вируса. Успешная терапия возможна только в случае высокой концентрации препарата в крови. Если принимать недостаточно лекарств или не соблюдать регулярность, у вируса увеличится резистентность и он продолжит развиваться.

Средств для полного исцеления от ВИЧ не существует. Вирус постоянно меняется, появляются новые штаммы, и нет гарантий, что мутации получится блокировать при помощи известных методов. В 2018 году от СПИДа умерло 770 тысяч человек. Это связано с массовой недоступностью антиретровирусной терапии — только 62% заболевших имеют к ней доступ, не говоря про до- и постконтактную профилактику.

Доконтактная профилактика подразумевает постоянный приём лекарств ВИЧ-негативными людьми, чтобы избежать заражения. Она часто используется теми, кто живёт с ВИЧ-положительным партнёром. В России препарат для доконтактной профилактики «Трувада» не включён в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств и стоит больше 14 тысяч рублей.

Существует постконтактная профилактика, которую следует проводить в течение 2-24 часов после возможного контакта с ВИЧ-инфекцией и последующие четыре недели. В ряде научных публикаций говорится, что при оперативном лечении эта профилактика может предотвратить передачу заболевания.

К 2019 году в России проживает больше миллиона человек с ВИЧ. ВИЧ-позитивный человек, состоящий на диспансерном учете, может получить лекарства за счет государства. Если у ВИЧ-положительного есть время на ожидание нужных лекарств, то для постконтактной профилактики на поиск таблеток остается меньше часа. Это усугубляется тем, что для правильной терапии нужно принять «коктейль» из разных средств.

Фонд «СПИД.Центр» проводил эксперимент с поисками препаратов для постконтактной профилактики в Москве. Найти необходимое удалось лишь за 1,5 дня, объездив и позвонив в немалое количество аптек в столице. В регионах, отмечалось в материале, дела обстоят куда хуже. При этом во время Чемпионата мира по футболу в 2018 году препараты массово появились на полках в Нижнем Новгороде, но позже снова пропали.

Многие фармацевты не только ошибочно полагают, что «таблетки от ВИЧ» отпускаются строго по рецепту врача, но и в принципе вообще могут не знать, что такое АРВТ (высокоактивная антиретровирусная терапия — прим. TJ).

В основной группе риска заражения ВИЧ люди, зависящие от инъекционных наркотиков. Один из способов уменьшить передачу вируса среди них — заместительная терапия, при которой опиоидно-зависимым людям в больницах бесплатно выдают метадон и бупренорфин.

В отчёте при поддержке ООН говорится, что это один из самых успешных механизмов в борьбе с распространением ВИЧ. Однако во многих странах она недоступна, в том числе в России. Власти полагают, что заместительная терапия приведёт к легализации наркотиков и росту числа наркозависимых. При этом в сентябре 2018 года замглавы ФСИН Анатолий Рудый поддержал идею замещающей терапии для наркоманов

Я, может, окажусь абсолютно непопулярен и даже скажу вещи страшные для человека в погонах, но я, честно говоря, думаю, что надо вводить для тех, кто стал наркоманом, замещающую терапию, для того, чтобы они не шли, не воровали у своего соседа, у родителей, ещё у кого-то, а получали свою дозу официально в аптеке бесплатно, и таким образом разрушать рынок наркотический.

В 2007 году ВИЧ-положительному американцу Тимоти Брауну трансплантировали стволовые клетки костного мозга. Спустя три года в крови Брауна врачи не нашли ВИЧ. Это первый случай полного излечения от вируса.

Один из способов проникновения заболевания в клетку — его взаимодействия с белком CCR5, который «открывает» вход в организм. У Брауна была лейкемия, которую не удавалось победить при помощи химиотерапии, поэтому врачи провели трансплантацию. Донором стал человек с мутацией белка CCR5-Δ32, которая считается невосприимчивой к ВИЧ. Это редкий подвид CCR5, который имеют только люди североевропейского происхождения. На сегодняшний день известно о 22 тысячах подобных доноров.

Трансплантация костного мозга не имеет массового применения, так как зачастую её проводят только пациентам с раком. Это сложная операция, связанная с большими рисками, которую могут сделать исключительно высококвалифицированные врачи и учёные. После операции Браун попал в индукционную кому и едва не умер, что подтвердило опасения, связанные с подобным методом.

Успех операции не удавалось повторить больше десяти лет: пациенты либо умирали от рака, либо ВИЧ возвращался спустя несколько месяцев после окончания приёма антиретровирусной терапии. Однако в марте 2019 года на конференции по ВИЧ в Сиэтле специалисты объявили о длительной ремиссии у пациента после проведения трансплантации.

Неизвестный пожелал остаться анонимным и получил имя «Лондонский пациент». Он перестал принимать антиретровирусную терапию в сентябре 2017 года, поэтому учёные пока не готовы назвать данный случай полным излечением от ВИЧ. Но этот опыт показал, что операция и восстановление пациента могут проходить легче, чем у Брауна.

По данным на ноябрь 2019 года, 33 ВИЧ-позитивных человека перенесли пересадку клеток от доноров с CCR5-Δ32, пять — без дельта-мутации. Один пациент, получивший имя «Дюссельдорфский», не проходит антиретровирусную терапию с декабря 2018 года и считается третьим пациентом, которому, возможно, удалось излечиться от ВИЧ-инфекции.

Доноров, способных поделиться ВИЧ-резистентной мутацией, недостаточно для излечения всех людей, заражённых вирусом. Поэтому учёные пытаются модифицировать клетки при помощи генной терапии: настроить гены в организме больного таким образом, чтобы они отключали CCR5 и не пропускали ВИЧ к здоровым клеткам.

В 2018 году китайский учёный Цзянькуй Хэ отредактировал гены жизнеспособных эмбрионов, сделав их устойчивыми к ВИЧ. По теории Хэ, рождённые дети должны иметь в гене мутацию CCR5-Δ32, которая дальше будет передаваться по наследству.

Учёный брал пары с ВИЧ-позитивными мужчинами, которые принимали антиретровирусную терапию. Сперму очищали от той жидкости, которая могла содержать ВИЧ, а затем соединяли с яйцеклеткой. После этого оплодотворённая яйцеклетка подвергалась редактированию гена CCR5 для его отключения.

Точных доказательств эффективности метода нет, а в научном сообществе осудили подобные процедуры, поскольку они проводились секретно и на живых организмах. Кроме того, мутация CCR5 считается «европейской», не встречается в Китае и нет гарантий, что она приживётся в организме азиата. Однако резонанс вызвал новую волну внимания к технологии CRISPR, которая может оказаться эффективной в борьбе с ВИЧ.

CRISPR-CAS — это искусственно собранные фрагменты ДНК: целевые CRISPR и «ножницы» CAS, которые при столкновении уничтожают целевой ген. Поисковый целевой фрагмент CRISPR заимствуется из самого вируса, чтобы именно эту последовательность ДНК и искал криспер. Дальше дело за геном CAS — вырезать нежелательную последовательность.

В дальнейшем повреждённые цепочки ДНК восстанавливаются, но в процессе восстановления возможны ошибки (неверные замены нуклеотидных оснований). В этом случае ген повреждается или уничтожается. Чтобы этого не происходило, в «коктейль» CRISPR-CAS добавляются отдельные фрагменты матричной ДНК, обеспечивающие правильное восстановление гена.

В 2017 году в Китае провели другой эксперимент по редактированию генома. 27-летнему ВИЧ-позитивному пациенту с острым лимфоцитарным лейкозом трансплантировали генно-модифицированные стволовые клетки. Собранные перед операцией клетки отредактировали при помощи CRISPR для вставки мутации гена CCR5.

Изменить удалось только 17% генов, после приживления их доля в костном мозге составляла не более 5-8%. Через семь месяцев после трансплантации пациент согласился прервать антиретровирусную терапию, чтобы проверить вирусную нагрузку и реальное количество клеток CD-4.

За четыре месяца количество иммунных клеток сильно снизилось при росте активности вируса, поэтому пришлось вернуться к приёму лекарств. Несмотря на это, исследователи отмечают важный факт — отредактированные клетки сохранялись в организме более 19 месяцев, а у самого пациента не заметили необычных побочных реакций на процедуру.

Читайте также:  Неврология - что это?

Это действительно хорошая новость для отрасли. Теперь мы знаем, что в принципе мы можем использовать CRISPR для редактирования стволовых клеток человека, что они могут сохраняться у пациента и что это может быть безопасно.

Примерно с 2003 года учёные активно тестировали вакцины против ВИЧ, которые бы тренировали организм бороться с вирусом, но решение всё ещё не найдено. В 2017 года на научной конференции в Сиэтле представили способ функционального лечения ВИЧ, который включает вакцинацию и приём специальных лекарств в течение определённого времени. Исследование проводится научно-исследовательским институтом СПИДа IrsiCaixa в Барселоне.

Суть проекта, который назвали BCN 02-Romi, в том, чтобы «пробудить вирусный резервуар». По задумке учёных, он содержит ВИЧ-инфицированные клетки, которые заранее заметит иммунная система.

Чем дольше человек не знает, что у него ВИЧ и не принимает нужные лекарства, тем больше становится резервуар с ВИЧ-позитивными клеткам. Поэтому учёные особо отмечают необходимость ранней диагностики вируса.

В опыте участвовали люди, которые начали приём терапии в первые шесть месяцев после заражения. После вакцинации их организм должен контролировать ВИЧ самостоятельно, давая ему надёжный иммунный ответ. Из 15 человек это получилось у пяти, противовирусные препараты они не принимали в течение 5,13,17,20 и 27 недель.

Каждую неделю около 6200 молодых девушек с 15 лет и до 24 годов лет в Африке заражаются ВИЧ. Причина — распространение сексуального насилия в регионе. Поэтому в регионе особенно актуально превентивное средство, которое будет работать как стандартная прививка от гриппа, и «учить» иммунитет бороться с вирусом.

С 2017 года в Африке проходит проект «Imbokodo» — это вакцинация женщин от 18 до 35 лет, не заражённых ВИЧ. Половина участниц получает плацебо, другая часть — вакцину. Её способность сделать организм устойчивым к ВИЧ на данный момент не доказана. На сайте исследования сказано, что о побочных эффектах, связанных с процедурой, учёным также не известно. Результаты исследования ожидаются в 2021 году.

«Imbokodo» проводится Национальным институтом здравоохранения США и является частью программы «Mosaico», названной в честь «мозаичных» иммуногенов в вакцине. Все компоненты добываются из различных штаммов ВИЧ, встречающихся в мире, и нацелены на вызов соответствующего ответа от иммунной системы. Это самое крупное исследование вакцины против ВИЧ.

В конце 2019 года начнётся вакцинация более трёх тысяч ВИЧ-негативных мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, или транссексуалов. Исследование пройдут в США, Европе и Южной Америке, и будет включать в себя инъекции, доконтактную профилактику и постоянное наблюдение до 2022-2023 года.

Учёные надеются, что вакцина станет достойной альтернативой труднодоступной антиретровирусной терапии, но всё же не рискуют делать громкие заявления, пока не получат результаты испытаний, проведённых на людях .

В подготовке материала участвовал kexitt.

Эта статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

Вакцина от ВИЧ: мифы, еще раз мифы и немного реалий

Мифы о вакцинации против ВИЧ

1984 год. Министр здравоохранения США Маргарет Мари Хестлер заявила, что вакцина от ВИЧ будет в течение двух лет. В конце 1996 года, чуть больше года прошло с момента идентификации вируса, который вызывал иммунодефицит человека, который мы знаем, как ВИЧ, начата разработка первой вакцины от ВИЧ была начата. Прошло 30 лет.

Сегодня в мире существует более ста разновидностей вакцин от ВИЧ, если под словом «существует» мы будем подразумевать исключительно те вакцины, что сегодня находятся в той или иной объявленной фазе клинических исследований. На страничке WHO Vaccine Pipeline Tracker и на вкладке HIV вы можете найти все исследования, за которыми внимательно следит Всемирная организация здравоохранения. Как видите, список впечатляет. Мы не знаем точно сколько находятся в очень ранних доклинических фазах, о которых исследователи еще не публиковали вообще ничего, наверняка наберется еще сотня-другая.

Однако, счет списанных в архив проектов идет на тысячи. И можно смело побыть Кассандрой, и предсказать, что из текущего списка вакцин до рынка не дойдет ни одна с вероятностью 99%.

2018 год. Зарегистрированных, одобренных к применению, вышедших на рынок вакцин от ВИЧ все еще нет. В ближайшие годы экспертами они также не ожидаются.

В чем же дело? Почему десятки лет, сотни лабораторий, тысячи ученых и десятки тысяч попыток, и все мимо, а самое лучшее, что мы видели – известная RV144, которая в исследованиях 2003-2009 годов показала эффективность чуть более 30%?

Если очень упростить, то классические вакцины имитируют естественный процесс формирования иммунитета, точно так же, как он формируется после перенесенного заболевания. Понятно, что данный подход не работает – ВИЧ-инфекцию не переносят, она хронизируется всегда, и естественный или индуцированный иммунитет с ней справится не в состоянии. Такова биология ВИЧ и человека, и это, кстати, далеко не единственный пример того, где данный подход не работает и не может работать. Впрочем, понимание этого и экспериментальная проверка заняла многие и многие годы.

Мы пытались, пытались самоотверженно и упорно, но пришло понимание, что нужно что-то иное. Это первая попытка в истории человечества разработать вакцину для подобного ретровируса, и ошибок и тупиковых ветвей на пути было и будет предостаточно, но исследования никогда не останавливались.

Кстати, сильно затрудняет процесс исследования то, что нет возможности работать с ВИЧ у животных, ученые работают с близким обезьяньим вирусом SIV, создавая предельно близкие к ВИЧ версии, однако, он все же не дает возможности формулировать решения – лишь направления, SIV все же сильно отличается, как и отличается человек от обезьяны.

В общем случае вакцина, это память о вирусе, запечатленная в специальной белковой молекуле. В одном организме человека Изменчивость ВИЧ крайне велика – это еще одно фундаментальное препятствие. Вирус настолько «небрежно» себя воспроизводит, что 99% виринонов просто фатальный «брак», а оставшийся 1% так разнообразен в определенных деталях, что за год в организме одного человека образуется столько вариаций, сколько вирус гриппа образует в масштабах всей планеты. Впрочем, эта вариабельность лишь кажется бесконечной, но определенная часть способного к репликации вируса все же всегда в точности соответствует «чертежам» – именно это и дает нам абсолютную уверенность в том, что рано или поздно вакцина будет создана.

Фундаментом для оптимизма служит открытие учеными из консорциума CAPRISA 2012 года нейтрализующих антител широкого спектра (bNAbs). Сами антитела такого типа не были новостью, но в 2012 году были опубликованы работы, показавшие, что могут такие антитела именно в приложении к поверхностным гликанам ВИЧ – эффективно воздействовать на более чем 90% штаммов Северной Америки. Там, где 90%, там есть и потенциал для комбинаций, способных поднять эффективность на новые высоты, чем, собственно, и заняты ученые последние годы.

Нашумевшая на днях новость про молекулу N123-VRC34.01 как раз про разработки в области bNAbs. Впрочем, это одна из многих молекул bNAbs, которые сегодня вышли из ранних доклинических исследований, не сильно выделяющаяся из ряда. Если мы и увидим финал гонки за вакциной на базе bNAbs, то ожидать его следует в следующем десятилетии, а говорить о финалисте в ближайшие лет пять просто не имеет никакого смысла.

Выходит, что просто осталось перебрать какое-то число молекул со свойствами bNAbs, выбрать самые эффективные, или комбинировать несколько, и готово? К сожалению, нет. Придется еще решить несколько задач: чтобы молекулы сами не вызывали иммунный ответ, направленный на них, чтобы в нужных количествах находились в организме очень длительное время, а также перекрывали широчайший спектр возможных мутаций вируса. И это в очень общих чертах.

Не стоит ликовать каждый раз, когда вы видите новость о новой вакцине. Скорее всего очередная молекула, над которой работают давно перешла в ту или иную фазу клинических испытаний, и революции не произошло.

Не стоит расстраиваться, когда вы читаете новость о том, что разработка очередной вакцины прекращена или приостановлена. Каждая неудачная, или недостаточно удачная попытка, становится ступенькой на пути к первому успеху, за которым будет второй и дальнейшее развитие биомедицинских технологий на благо человека.

В заключении, рискнем дать несколько прогнозов о перспективах вакцины от ВИЧ от экспертов H-Clinic:

– Мы считаем, что наиболее вероятно, что сначала появятся высокоэффективные профилактические вакцины. Защищать такие вакцины будут не в 100% случаев, но их применение позволит кардинально снизить распространение ВИЧ. Скорее всего данные вакцины будут разрабатываться индивидуально под макрорегионы: свой вариант для Африки, другой для Северной Америки… и так далее. Первые поколения мы склонны ожидать не ранее 2023 года.

– Мы полагаем, что «узким местом» лечебных вакцин станет удобный и эффективный метод доставки, а прорывы, и последующие прикладные решения, следует ожидать на стыке технологий вирусных векторов и ко-стимулирующих молекул. Это решения, которые основаны не на периодическом введении готовых антител, а создающие «производство» нужных молекул в самом организме человека. Маловероятно, что человечество получит высокоэффективные лечебные вакцины, способные полностью заменить АРВТ ранее 2030 года.

Создавшая вакцину против ВИЧ Россия близка к победе над чумой ХХ века

Создавшая вакцину против ВИЧ Россия близка к победе над чумой ХХ века

Российский научный центр «Вектор», входящий в структуру Роспотребнадзора, заявил о высокой эффективности созданной им вакцины против вируса иммунодефицита человека — ВИЧ.

Таким образом, в нашей стране впервые в мире решена проблема с разработкой действенной вакцины против «чумы ХХ века», которая безуспешно велась более тридцати последних лет. В этом отечественным ученым помогли их собственные знания, новый подход к созданию действующего элемента вакцины и несколько современных технологий, ставших доступными совсем недавно.

Об очередном успехе России в биотехнологиях — в материале ФАН.

Создавшая вакцину против ВИЧ Россия близка к победе над чумой ХХ века

Лимфоциты-«убийцы» и «ВДНХ» на клетке

«ВИЧ-специфические антитела и цитотоксические Т-лимфоциты после двукратной вакцинации были зафиксированы у 100% добровольцев», — сказано в пресс-релизе центра «Вектор».

Что означает эта фраза, в переводе с языка специальных терминов на наш повседневный язык?

ВИЧ — очень опасный противник нашей иммунной системы. Одной из его особенностей является то, что он относится к типу так называемых ретровирусов. В отличие от обычных вирусов, которые используют для своего размножения только свой РНК-геном, ретровирусы гораздо опаснее: их генетический код особым образом встраивается в наши клетки, «разрезая» человеческую ДНК и встраиваясь в хромосомы.

В таком виде против вируса бесполезны классические белки-антитела, так как его вредоносный геном спрятан глубоко внутри нашей собственной клетки. Из-за этого некоторые скептики из числа микробиологов даже пришли к пессимистическому выводу, что противостоять самому ВИЧ невозможно — можно лишь пытаться отсрочить тотальное заражение им человечества с помощью различных карантинных мер в отношении уже инфицированных.

На самом деле, как выяснилось, с такими вирусами и другими внутриклеточными паразитами организм тоже научился бороться, создав вторую систему иммунитета. Для подобного случая у нас существуют специальные иммунные клетки, так называемые Т-киллеры — лимфоциты-«убийцы», те самые «цитотоксические Т-лимфоциты» из пресс-релиза «Вектора».

Механизм действия Т-киллеров несколько отличается от классических белков-антител, которые просто блокируют вирусные частицы по принципу «ключ-замок», буквально облепляя их со всех сторон и деактивируя таким образом инородные вирусные частицы. Вместо этого Т-киллеры постоянно «инспектируют» клетки нашего организма, проверяя, какие белки они собирают внутри себя, на своих клеточных белковых фабриках.

Для этого любая наша клетка имеет на своей внешней поверхности целую «выставку достижений народного хозяйства», в которой расположены образцы всех основных белков, которые она в данный момент производит. Если клетка заражена ВИЧ, который скрытно встроился в ее ДНК, то вирусные белки тоже попадут на такую клеточную «ВДНХ».

Если Т-киллер будет настроен на важные белки ВИЧ и станет распознавать их как вредоносные, то он сможет подать специальную команду на так называемый апоптоз (саморазрушение) зараженной клетки. Это — безусловный приказ «Умри!», который любая наша клетка обязана выполнить. Поэтому апоптоз нужно настроить очень точно, чтобы Т-киллеры убивали именно зараженные клетки, а не всех «попавшихся им под руку» на производстве непонятных белков.

Создавшая вакцину против ВИЧ Россия близка к победе над чумой ХХ века

ВИЧ меняется — поэтому все так долго

Почему же тогда вакцину, которая формировала бы антитела против свободных частиц ВИЧ и его «прячущегося» вредоносного ДНК, делали так долго?

Дело в том, что у вируса иммунодефицита человека к сегодняшнему дню обнаружено уже около 200 различных штаммов, которые условно объединены в четыре большие группы, разбитые на 14 подгрупп. Для сравнения, у такого опасного и подверженного мутациям вируса, как обычный грипп А, имеется всего 14 основных вариаций.

Такая необычная ситуация связана с интересной особенностью ВИЧ: кодируемые его генетической последовательностью ферменты — достаточно «неточные» и не умеют отслеживать частые ошибки при репликации вируса, создающие, кроме того, и новые мутации в геноме вируса.

На этом свойстве, кстати, основаны многие антиретровирусные препараты — они вносят ошибки в процесс репликации нашего ДНК, которые человеческие ферменты легко распознают и устраняют, а вот вирусные ферменты — не умеют. В итоге антиретровирусный препарат хоть и не уничтожает ВИЧ и не убирает его код из ДНК, но весьма надежно блокирует его размножение в организме — вирус не может собрать свои белки в новую вирусную частицу.

Однако рабочая вакцина обязана не просто заблокировать вирус — в ее задачу входит именно уничтожение всех его копий, явных и скрытых. А для этого надо было найти так называемые «консервативные» белки, которые у всех двух сотен с лишним штаммов вируса, вызывающих СПИД, являются одинаковыми.

Условно говоря, если вы нашли белок, который «делает ВИЧ именно ВИЧ» и заставили антитела и Т-киллеры реагировать именно на этот белок, то вы практически создали саму вакцину.

Создавшая вакцину против ВИЧ Россия близка к победе над чумой ХХ века

Частица-«обманка»

Задача определения консервативных белков, одинаковых для всех типов и подтипов ВИЧ, была решена в начале 2010-х годов. Первые опыты с вакциной на основе таких белков прошли еще в 2011 году, а разрешение на клинические исследования вакцины, получившей название «КомбиВИЧвак», было получено «Вектором» в 2013 году. Причем специфические антитела и реакция Т-киллеров были зарегистрированы практически сразу. Однако затем вакцина попала в длительный процесс клинических испытаний и доработок.

Отметим, что задача тонкой настройки действия вакцины, как уже было сказано, — это гораздо более ответственный процесс, нежели простое определение нужного вирусного белка. Вакцина должна обеспечивать уничтожение именно зараженных клеток и блокировать свободные частицы ВИЧ — но при этом минимально воздействовать или вообще не воздействовать на сам иммунитет. Ведь, как мы знаем, ВИЧ «любит» именно наши иммунные клетки, паразитируя на них и разрушая их изнутри.

Проще говоря, требовалось научиться убивать зараженные «клетки-зомби», но ни в коем случае не уничтожая при этом здоровых и, тем более, не заражая их случайно вакциной, построенной на тех же опасных вирусных белках.

В силу такого подхода изначально отпадал вариант с использованием мертвого и ослабленного ВИЧ — он создавал опасность случайного заражения вакциной. Вместо этого в «Векторе» синтезировали искусственную вирусоподобную частицу, на поверхности которой разместили в большом количестве два консервативных белка из состава ВИЧ. Обычная вирусная частица ВИЧ эти белки «прячет» — и Т-киллеры с трудом формируют ответ на их присутствие в зараженных клетках. А созданная «Вектором» вирусоподобная частица, наоборот, выставляла их «напоказ», да еще и в огромном количестве, что легко формировало иммунный ответ.

В результате «КомбиВИЧвак» стал не только профилактической, но и терапевтической, лечебной вакциной. Она создает иммунный ответ, уничтожающий не только свободные вирусные частицы, но и те клетки нашей иммунной системы, которые инфицированы ВИЧ.

Создавшая вакцину против ВИЧ Россия близка к победе над чумой ХХ века

Щит против меча

2020 год запомнится нам не только пандемией COVID-19, но и предельно сжатыми сроками создания действующих вакцин против нового коронавируса. Человечество сегодня не только стоит перед вызовом со стороны новых опасных вирусных инфекций, но и уже имеет в своих руках действенное оружие против них — это вакцины, которые могут настраивать на борьбу с вирусами наш собственный иммунитет.

В целом, «соревнование меча и щита» только начинается. В нем в качестве меча будут выступать естественно мутировавшие или искусственно созданные вирусы, а в качестве щита — вакцины. До сих пор специалисты не уверены, каким образом в наш мир попал COVID-19: была ли это случайная мутация естественного вируса или, что выглядит очень тревожно, искусственная, человеческая «разработка»? Поэтому теперь мы живем в мире постоянного, пусть и иррационального страха: а вдруг в неизвестном грядущем к нам пожалует зараза пострашнее нового коронавируса, да еще и настроенная на максимальную враждебность к нам?

Но Россия наглядно продемонстрировала всему миру, что способна создавать эффективный щит против любой, даже самой опасной инфекции. Ведь, по сути, наша страна только что победила ВИЧ — вслед за уже побежденными оспой, чумой и холерой.

Ссылка на основную публикацию