Почему лучше делать пересадку сердца за границей

Пересадка сердца – что необходимо знать о такой операции

К сожалению, далеко не каждый пациент сможет получить донорское сердце. Этому есть множество различных причин:

  1. Очень небольшое количество доноров. Им может стать только то лицо, у которого зарегистрирована смерть головного мозга, а сердце абсолютно здорово.
  2. На получение данного органа очень большая очередь (лист ожидания), наиболее актуально это для детей. Орган должен полностью соответствовать всем заявленным требованиям и, возможно, такие параметры будут еще у нескольких десятков больных, стоящих гораздо раньше в списке.
  3. Иногда донорский орган невозможно доставить в нужное место вовремя, так как операцию нужно провести не позже, чем через шесть часов после изъятия.
  4. Многие не соглашаются на проведение пересадки по этическим или религиозным понятиям. Например, в христианстве человек жив, пока бьется его сердце.
  5. Пациента может остановить страх перед длительной и довольно дорогой реабилитацией.
  6. Преклонный возраст. Обычно операции не проводят людям после 60 лет, но бывают и исключения.

Кроме перечисленных препятствий, пересадку не будут проводить при ряде других, не относящихся к кардиологии, болезней. Это могут быть:

  • легочная гипертензия в тяжелой форме;
  • сахарный диабет в стадии, при которой уже начались негативные изменения сетчатки глаз, в сосудах или почках;
  • инфекционные заболевания в острой стадии;
  • ВИЧ и туберкулез;
  • аутоиммунные болезни – ревматизм, артрит, красная волчанка и т. д.;
  • печеночная или почечная недостаточность в тяжелой форме;
  • хронические тяжелые формы заболевания легких;
  • онкология;
  • зависимость от алкоголя или наркотиков;
  • тяжелые психические расстройства.

Длительность жизни после операции

Учитывая тот факт, что данная операция очень сложная и по исполнению, и по последствиям, то и риск довольно серьезный. По статистике в первый год в живых остаются примерно 85%, затем процент несколько снижается – до 73%. Обычно новое сердце хорошо работает до семи лет, но оно значительно больше подвержено дистрофии, чем здоровое. До десяти лет доживает примерно половина прооперированных, хотя есть случаи, когда пациент живет долго и ведет умеренно активную физическую деятельность. После трансплантации сердца люди даже могут спокойно управлять автомобилем.

Проведение операции по пересадке сердца

Пересадка сердца требует современного оборудования и высококвалифицированных врачей для проведения операции.

По этой причине трансплантацию проводят в специальных научно-исследовательских центрах, оснащенных специфической аппаратурой.

Операцию выполняет несколько бригад хирургов, которые сменяют друг друга. В ходе процедуры состояние больного контролирует бригада анестезиологов.

Для пересадки сердца используют две методики:

  • биатриальная — сердце пациента удаляют частично, сохраняя предсердия, к которым подводят донорский орган;
  • бикавиальная — донорское сердце подводят к верхней и нижней полым венам, без сохранения предсердий реципиента.

Ход операции

  1. Рабочее поле обеззараживают. Грудину разрезают вдоль грудной клетки при помощи электроножа.
  2. В область хирургического доступа вводят расширитель, фиксируя ткани. Складки плевры сдвигают.
  3. Перикард вскрывают и к полым венам подводят аппарат для стимуляции кровообращения. Сердце ограничивают зажимами для исключения его из системы кровообращения.
  4. Удаляют его по линиям, соответствующим избранному способу трансплантации.
  5. Орган донора подготавливают к пересадке.
  6. Донорское сердце внедряют в организм реципиента и накладывают швы согласно избранной ранее методике.
  7. Кровоток возобновляют, удаляя зажимы на сосудах.
  8. Если сердце не начало функционировать самостоятельно, его запускают полостным дефибрилятором или ритмичными сжиманиями.
  9. Грудную полость очищают от крови.
  10. Расширитель вынимают, кости фиксируют проволочными швами или пластинами. Мягкие ткани сшивают.

Изъятие донорского материала

  1. Грудину рассекают и вскрывают.
  2. Сердце исключают из системы кровообращения и производят кардиоплегию.
  3. Орган иссекают по схеме, избранной для трансплантации и готовят для пересадки реципиенту.

Кому показана пересадка

Получить донорское сердце — это довольно сложная задача, поэтому трансплантация этого органа производится только в крайнем случае. Существует ряд сердечных заболеваний, при которых возможна трансплантация. Показанием к такой манипуляции будут следующие патологии в последней самой тяжелой форме:

  1. Последняя стадия хронической сердечной недостаточности, при которой больной сильно ограничен в двигательной активности, появляются патологические отеки конечностей или даже всего тела, на этой стадии одышка присутствует даже в состоянии покоя.
  2. Тяжелые пороки сердца как врожденные, так и приобретенные.
  3. Заболевания, которые нельзя вылечит ни консервативными, ни хирургическими методами – тяжелейшие нарушения сердечного ритма, стенокардия неуправляемого типа.
  4. Кардиомиопатия, при которой происходят изменения структурного типа, когда происходит замещение волокон миокарда рубцовой тканью.
  5. Опухоль в сердце.

Все подобные случаи нарушения сердечной деятельности нуждаются в подкреплении желанием пациента к такому хирургическому вмешательству, его настроем вести абсолютно здоровый образ жизни и до конца жизни находится под строгим контролем врачей.

3 Процедура пересадки сердца

Процедура проводится после прохождения подготовительного периода, и если не выявлено никаких противопоказаний к проведению трансплантации. Операцию делают несколько бригад хирургов, кардиологов, анестезиологов и десяток ассистентов, а сама процедура занимает от 8 до 12 часов. Пациенту дается общий наркоз, который погружает его в глубокий сон, после чего хирург вскрывает грудную клетку больного и фиксирует ее края так, чтобы они не мешали процедуре. После этого от сердечной мышцы поочередно отсоединяются сосуды и переподключаются к аппарату искусственного кровообращения. Во время операции аппарат выполняет функции сердца и легких пациента. После того как все сосуды отсоединены, удаляется само сердце, а на его место помещается донорское. После этого процедура повторяется в обратном порядке и врач присоединяет все сосуды к новому донорскому органу.

Чаще всего новое сердце после пересадки начинает биться само, и если этого не происходит, врач использует электрошок для стимуляции сердечного ритма. Только после того, как сердце забьется самостоятельно от него отсоединяется аппарат искусственного кровообращения.

Операция по пересадке сердца

После проведения операции пациент продолжает находиться в стационаре больницы для наблюдения за пересаженным органом. К пациенту подключен кардиомонитор, который показывает частоту сердечных сокращений и дыхательная трубка, если пациент не может дышать самостоятельно. К сердечной мышце подключен ритмоводитель, который будет корректировать его работу и дренажные трубки для отвода скапливающейся жидкости и крови в послеоперационный период.

Пересадка (трансплантация) сердца: показания, видео техник, стоимость операции

Первую пересадку сердца в мире человеку сделали в 1965 году, однако она оказалась безуспешной. На протяжении многих лет совершенствовали технику, увеличивали знания в иммунологии и трансплантологии, разрабатывали новые кардиохирургические методики, что позволило значительно улучшить выживаемость и в раннем, и в отдаленном периоде. На сегодня операцию выполняют более рутинно, и она продлевает жизнь человека.

Показания и противопоказания к трансплантации сердца

Пересадка сердца показана при крайне тяжелых заболеваниях, которые не поддаются медикаментозной терапии и приводят к выраженной сердечной недостаточности. Причины подобных состояний:

  • дилатационная кардиомиопатия;
  • врожденные пороки;
  • патология клапанов;
  • тяжелые нарушения систолической функции сердца (объем выброса меньше 20%);
  • злокачественная рецидивирующая стенокардия;
  • атеросклероз коронарных артерий, не подлежащий другим хирургическим вмешательствам;
  • новообразования.

Вопрос о пересадке сердца решает консилиум из ведущих специалистов. Там оценивают операционный риск и дальнейший прогноз конкретного больного.

  • активный инфекционный процесс;
  • системные заболевания (СКВ, ревматоидный артрит);
  • СПИД;
  • инсулинзависимый диабет с поражением органов или частой декомпенсацией;
  • нарушение свертываемости крови;
  • ожирение;
  • тяжелые заболевания печени, почек, легких;
  • амилоидоз;
  • злокачественные новообразования;
  • психические расстройства;
  • атеросклеротическое поражение периферических и/или мозговых артерий;
  • выраженная легочная гипертензия;
  • повторные инфаркты легкого;
  • алкогольная, нарко- и табакозависимость;
  • пожилой возраст.

Методики и техника выполнения операции

  • общеклинические исследования крови и мочи;
  • биохимический анализ крови;
  • показатели гликемии;
  • группа крови и резус-принадлежность;
  • развернутая коагулограмма;
  • уровень натрийуретического пептида В-типа;
  • клиренс креатинина;
  • гормоны щитовидной железы;
  • бактериологическое исследование мочи и мокроты;
  • иммунологические исследования (HLA-типирование донора по I и II классу, кросс-матч);
  • скрининг инфекционной панели (гепатиты, цитомегаловирус, герпес, ВИЧ, туберкулез и прочие).

Логотип

Из инструментальной диагностики пациенту, требующему пересадки, выполняют:

  • электрокардиографию;
  • эхокардиографию;
  • катетеризацию правых отделов с тонометрией;
  • рентгенографию органов грудной клетки;
  • спирометрию;
  • фиброгастродуоденоскопию;
  • УЗИ органов брюшной полости и щитовидной железы;
  • сканирование сонных артерий и сосудов нижних конечностей;
  • коронарографию.

Доктор тщательно собирает анамнез с уточнением сопутствующей патологии, любых трансфузий, оперативных вмешательств, предшествующих трансплантации, беременности.

Накануне пациент подписывает официальные документы о согласии на операцию по пересадке сердца. Запрещается прием пищи и жидкости, поскольку требуется общая анестезия.

Как проходит операция? Доступ к сердцу осуществляют через срединную стернотомию (разрез грудины). Затем пациента присоединяют к аппарату искусственного кровообращения. Высекают части желудочков и предсердий, оставляя достаточный участок ткани для сохранения иннервации, что играет существенную роль в поддержании гомеостаза в послеоперационном периоде.

Одновременно другая группа хирургов готовит трансплантат. После тщательного осмотра, дабы исключить пороки и прочие видимые патологии, немедленно выполняют кардиоплегию. Затем иссекают аорту, полые вены и легочные сосуды, сердце освобождают от остатков перикарда и вынимают из грудной клетки. Орган безотлагательно помещают в консервирующий раствор (+4 °С), чтобы обеспечить холодовую защиту.

Следующий шаг – подшивание трансплантированного органа, воссоединение сосудистого русла и восстановление сердцебиения. После успешного запуска сердца рану ушивают, а на грудину накладывают повязку. Подробнее о процессе операции смотрите в нашем видео о пересадке.

Длительность и качество жизни после пересадки

Первый этап реабилитационного процесса начинается с пребывания пациента в кардиореанимации. Основная задача врачей в этот период – обеспечить адекватное функционирование пересаженного сердца и предотвратить возможные осложнения.

Больной находится под мониторным наблюдением, ему назначают массивную инфузионную терапию, чтобы корректировать гемодинамику, борьбу с нарушениями ритма и отторжением трансплантата.

После отключения искусственной вентиляции легких начинают дыхательную гимнастику. Один из ее вариантов – выдох с сопротивлением: пациенту предлагают дуть в воду через трубочку. Спустя несколько дней инструктор лечебной физкультуры подбирает необходимые упражнения, которые выполняют в постели. Продолжительность и частоту регулирует сам пациент, основываясь на самочувствии.

Второй этап – стационарный. Человека переводят в общую палату. Продолжают ряд диагностических и лечебных процедур, постепенно расширяют двигательный режим под присмотром специалиста ЛФК и кардиолога. Пациенту объясняют необходимость соблюдения санитарного порядка: покидая палату, он надевает маску, часто моет руки. Посещения регулирует медицинский персонал. Длительность госпитализации зависит от восстановительных способностей организма и составляет приблизительно месяц.

Третий этап наступает после выписки и длится до года. Этот срок требует амбулаторного контроля за состоянием больного. Устанавливают план регулярных обследований, продолжают прием лекарств. Пациент должен старательно заниматься дозированными физическими нагрузками. Особенно подходит ходьба, езда на велосипеде, легкий бег, плавание. Основная цель этапа – приспособить сердце к работе в условиях повседневной жизни.

После года от пересадки сердца человек, как правило, возвращается к привычной жизни. Сокращают прием медикаментов, урежают частоту визитов к врачу. Однако нужно поддерживать активность и здоровый образ жизни. Стоит отказаться от алкоголя, курения, не злоупотреблять кофе. Осторожного обращения требует вакцинация.

«Сколько живут после пересадки сердца?» – частый вопрос пациентов, которые готовятся к операции. В России максимальная длительность составляет 17 лет, но в мире зафиксированы цифры и в 20 лет. Более того, любой из больных с показанием в виде трансплантации не имеет никакого шанса на похожий срок выживаемости без вмешательства.

Стоимость операции в России и за рубежом (2018 год)

Средняя цена на трансплантацию сердца в СНГ составляет приблизительно 100 тысяч долларов, тогда как европейские коллеги просят от 200 тысяч евро за одно вмешательство. Последнее время с целью экономии выгодно пользоваться услугами азиатских врачей, которые выполняют пересадку за 50-60 тысяч долларов. Но, по-прежнему лидерами спроса среди наших граждан остаются Израиль и США.

Возможные осложнения

После стабилизации кровообращения наиболее грозное осложнение у больного – отторжение донорского сердца.

  1. Молниеносное отторжение проявляется в первые часы после операции, обусловлено гуморальными факторами, вызывающими гибель трансплантата.
  2. Острую форму наблюдают от семи дней до трех месяцев.
  3. Хронический вариант проявляется через 12 месяцев после операции и обусловлен образованием антител. Это приводит к прогрессивному ухудшению функции органа

К другим частым осложнениям относят:

  1. Патологию венечных артерий. Возникает ишемия миокарда, однако человек не ощущает боли в груди, поскольку во время операции сердце денервируют. Это нарушение часто приводит к внезапной сердечной смерти.
  2. Инфекции: вирус Эпштейна-Барр, простого герпеса, цитомегаловирус, токсоплазма, синегнойная палочка, стафилококк, грибок.
  3. Дисфункция почек.
  4. Опухоли.
  5. Артериальная гипертензия.
  6. Гиперлипидемия.
  7. Сахарный диабет.
  8. Смерть. Максимально зарегистрированный срок жизни после выполненной пересадки сердца составил 30 лет.

Основная причина указанных выше проблем – длительный прием иммуносупрессоров. Циклоспорин А задерживает жидкость, спазмирует периферические артерии, стимулирует выработку глюкозы и развивает фиброз почек. Ослабляется иммунная защита организма, что объясняет частые пневмонии, кандидоз, туберкулез и другие заболевания.

Для предупреждения подобных осложнений пациентам, принимающим иммуностатики, при обращении в поликлинику нужно тщательно обследоваться с целью ранней диагностики возможных проблем.

Несмотря на большой спектр побочных реакций, пожизненный прием лекарств обязателен. Отмена или нарушение режима грозят летальным исходом. Корректировать дозы или вносить изменения может только трансплантолог.

Выводы

Трансплантация – операция, разрешающая заменить ослабленное, не выполняющее свои функции сердце, на орган от здорового донора. Вмешательство требует высокой квалификации медицинского персонала, многогранной и продолжительной реабилитации, больших финансовых затрат. Пациентам обязателен пожизненный прием цитостатических препаратов, что обуславливает высокий риск послеоперационных осложнений. Тем не менее пересадка позволила продлить жизнь людям с терминальной сердечной недостаточностью и потому нашла широкое применение в современной кардиохирургии, безусловно, спасая человечество.

Для подготовки материала использовались следующие источники информации.

Пересадка сердца – что необходимо знать о такой операции

Заболевания, выступающие показанием к трансплантации:

  • кардиомиопатия — замещение волокон миокарда рубцующимися тканями;
  • неоперабельные пороки сердца врожденного и приобретенного характера;
  • опухолевые процессы в области сердечной мышцы;
  • стенокардия и сбои сердечного ритма, не подающиеся медикаментозной коррекции;
  • врожденные нарушения развития сердечной мышцы, не подлежащие пластической коррекции;
  • терминальная стадия сердечной недостаточности.

Пересадка сердца показана в крайних случаях. Когда все прочие варианты коррекции состояния пациента уже испробованы и не дали желаемого результата.

4 Последствия операции

Ранний послеоперационный период является самым сложным в плане адаптации нового органа к изменившимся условиям функционирования. При позитивном исходе операции и отсутствии серьезных осложнений, нормальная работоспособность сердца возвращается примерно через 3-5 дней. Именно в этот период могут проявиться такие осложнения, как:

  • отторжение донорского сердца;
  • тромбоз сердечных артерий;
  • нарушение функций мозга;
  • нарушение работы легких, печени, почек и других органов.

В последующие 7-10 дней сказываются такие осложнения, как:

  • инфекционное заражение;
  • болезнь коронарных артерий;
  • внутреннее кровотечение;
  • пневмония;
  • аритмия;
  • развитие онкологического новообразования на фоне иммуносупрессивных препаратов в предоперационный период.

Все эти последствия могут проявляться в разном порядке и в разные временные промежутки после проведения операции. Появление осложнений после пересадки возникает более чем в 90% случаев, чаще всего это аритмия, болезнь коронарных артерий и внутреннее кровотечение. Любые осложнения в той или иной степени способны стать причиной смерти пациента.

Что может препятствовать проведению операции

К сожалению, далеко не каждый пациент сможет получить донорское сердце. Этому есть множество различных причин:

  1. Очень небольшое количество доноров. Им может стать только то лицо, у которого зарегистрирована смерть головного мозга, а сердце абсолютно здорово.
  2. На получение данного органа очень большая очередь (лист ожидания), наиболее актуально это для детей. Орган должен полностью соответствовать всем заявленным требованиям и, возможно, такие параметры будут еще у нескольких десятков больных, стоящих гораздо раньше в списке.
  3. Иногда донорский орган невозможно доставить в нужное место вовремя, так как операцию нужно провести не позже, чем через шесть часов после изъятия.
  4. Многие не соглашаются на проведение пересадки по этическим или религиозным понятиям. Например, в христианстве человек жив, пока бьется его сердце.
  5. Пациента может остановить страх перед длительной и довольно дорогой реабилитацией.
  6. Преклонный возраст. Обычно операции не проводят людям после 60 лет, но бывают и исключения.

Кроме перечисленных препятствий, пересадку не будут проводить при ряде других, не относящихся к кардиологии, болезней. Это могут быть:

  • легочная гипертензия в тяжелой форме;
  • сахарный диабет в стадии, при которой уже начались негативные изменения сетчатки глаз, в сосудах или почках;
  • инфекционные заболевания в острой стадии;
  • ВИЧ и туберкулез;
  • аутоиммунные болезни – ревматизм, артрит, красная волчанка и т. д.;
  • печеночная или почечная недостаточность в тяжелой форме;
  • хронические тяжелые формы заболевания легких;
  • онкология;
  • зависимость от алкоголя или наркотиков;
  • тяжелые психические расстройства.
Читайте также:  Исцеление ожогов от борщевика

Сколько стоит трансплантация сердца

Все граждане РФ имеют право на бесплатную высокотехнологичную медицинскую помощь, к которой и относятся операции по пересадке. Исходя из этого, при наличии подходящего сердца оно ничего не будет стоить пациенту. Но, кроме операции по пересадке сердца, больного ожидает длительная и дорогостоящая реабилитация. Этот период может затянуться и потребовать от реципиента от 50 тысяч долларов. Детям такая пересадка будет стоить гораздо дороже, так как и подбор донора, и саму операцию придется проводить в зарубежной клинике.

Проведение операции по пересадке сердца

Пересадка сердца требует современного оборудования и высококвалифицированных врачей для проведения операции.

По этой причине трансплантацию проводят в специальных научно-исследовательских центрах, оснащенных специфической аппаратурой.

Операцию выполняет несколько бригад хирургов, которые сменяют друг друга. В ходе процедуры состояние больного контролирует бригада анестезиологов.

10 часто задаваемых вопросов о пересадке сердца

В данной статье мы рассмотрим самые популярные вопросы о трансплантации сердца.

Трансплантация сердца — эта пересадка здорового сердца пациенту с серьезным сердечно-сосудистым заболеванием. Донором становится умерший человек, родственники которого дали свое согласие на пересадку его органов.

Спустя 40 лет после первой пересадки сердца в 1967 году, эта операция, изначально считавшаяся экспериментальной, стала одним из самых хорошо изученных методов лечения сложных заболеваний сердца. Ежегодно в мире проводится более 3000 трансплантаций сердца.

Почему проводятся операции по пересадке сердца?

Возможность трансплантировать сердце рассматривается в настолько осложненных заболеваниях, при которых обычные методы лечения не могут помочь пациенту. Но при этом все все остальные показатели здоровья находятся в норме. Как правило, чаще всего это такие диагнозы как:

  • дилатационная кардиомиопатия;
  • тяжелая болезнь коронарной артерии;
  • врожденный порок сердца;
  • пороки клапанов крови и другие заболевания.

Кому может быть пересажено донорское сердце?

Пациентам, которые находятся на последних стадиях сердечно-сосудистых заболеваний, но у которых, в то же время, все остальные жизненные показатели находятся в пределах нормы.

Вот список основных вопросов, которые стоит учитывать потенциальным кандидатам на трансплантацию сердца:

  • Все ли методы лечения были опробованы или исключены?
  • Сможете ли вы жить без пересадки сердца?
  • Имеются ли у вас какие-либо серьезные заболевания, помимо сердечно-сосудистых?
  • Сможете ли вы привыкнуть к некоторым изменениям в вашем привычном образе жизни, включая регулярное медикаментозное лечение и частые обследования, являющиеся неотъемлемой частью жизни каждого пациента с новым сердцем?

Если вы ответили отрицательно на один из этих вопросов, это значит, что, возможно, трансплантация сердца не является для вас лучшим вариантом. Помимо всего прочего, вы также, вероятнее всего, не сможете претендовать на операцию по пересадке донорского органа, если у вас имеются какие-либо инфекции, иные тяжелые заболевания или если вы страдаете ожирением.

Как происходит процесс получения донорского сердца?

Для того, чтобы получить новое сердце пациентам необходимо находится в специальном листе ожидания. Но перед этим все кандидаты на трансплантацию этого органа должны пройти детальное медицинское исследование, которое позволит врачам оценить и спрогнозировать сможет ли нуждающийся в операции человек успешно ее пережить и привыкнуть к новому образу жизни. Если медики решают, что пациент соответствует всем требованиям, то его помещают в список ожидания.

Ожидание донорского сердца может оказаться длительным и тяжелым испытанием. Поэтому поддержка близких и друзей здесь просто необходима. Команда медиков будет регулярно наблюдать за сердцем пациента. Им также будет необходимо знать все доступные способы связи с больным, для того, чтобы экстренно сообщить ему о появлении донора.

Кто становится донором сердца?

Донорами сердца являются недавно погибшие люди или пациенты, которым диагностировали смерть мозга. Как правило такие пациенты — жертвы транспортных происшествий, огнестрельных ранений или серьезных травм мозга. Доноры могут дать свое официальное согласие на трансплантацию их органов еще при жизни, однако после их смерти это решение также должно быть подтверждено родными погибших.

К сожалению, донорское сердце дожидаются не все нуждающиеся в нем пациенты. Ожидание может затянуться на долгие месяцы и некоторые них не доживают до момента появления подходящего им органа.

Как проходит операция по пересадке сердца?

Как только появляется подходящий донор, его сердце изымает трансплантолог. Орган помещается в специальный контейнер с установленной низкой температурой и доставляется пациенту. Хирург должен убедиться в отличном состоянии донорского сердца прежде, чем приступить к операции, а она проводится в максимально короткие сроки после получения органа.

На время трансплантации пациента подключают к аппарату «искусственное сердце и легкие», который обеспечивает организм реципиента необходимым количеством кислорода и насыщает им кровь. Затем хирурги извлекают больное сердце, однако оставляют задние стенки предсердия, выполняющие роль камеры сердца. После этого на место старого органа помещается новый, к которому «подключают» кровеносные сосуды, позволяющие крови циркулировать в организме пациента. Как только сердце нагревается, оно начинает биться.

Врачи проверяют целостность всех артерий и сосудов, чтобы удостовериться, что они герметичны. И лишь после этой процедуры пациента отключают от аппарата, поддерживавшего его на протяжении всей операции, которая в среднем занимает около 10 часов.

Большинство реципиентов быстро восстанавливаются в течение нескольких дней, и, если врачи не наблюдают никаких признаков отторжения нового органа, они отправляют уже здорового человека домой.

Какие осложнения могут возникнуть после трансплантации сердца?

Наиболее частыми причинами неблагоприятного исхода трансплантации являются инфекции и отторжение. Пациентам, которым назначают лекарства для предотвращения отторжения донорского сердца, в некоторых случаях могут диагностировать повреждения почек, высокое сердечно-сосудистое давление, остеопороз и лимфому (вид ракового заболевания, ослабляющего работу иммунной системы).

Более половины пациентов с пересаженным органом могут переносить ишемическую болезнь сердца, симптомы которой зачастую не проявляются.

Что такое отторжение сердца?

Иммунная система защищает организм от различного рода инфекций. Циркулируя по всему телу, ее клетки исследуют организм на предмет наличия в нем инородных клеток. И если они обнаруживают таковые, то все стараются их уничтожить. Таким образом, если не контролировать иммунную систему человека с пересаженным сердцем, она «случайно» может навредить новому органу.

Для предотвращения подобной ситуации пациентам назначают иммуносупрессанты, ослабляющие работу защитной системы человека ровно на столько, чтобы она не смогла нанести вред сердцу. Поскольку отторжение пересаженного органа может произойти в любой момент после трансплантации, людям, нуждающимся в донорском сердце, назначают курс упомянутых выше препаратов до операции и до конца жизни.

Однако чрезмерное употребление иммуносупрессантов может привести и к серьезному подавлению работы иммунной системы, что, в свою очередь, снизит способность организма противостоять реальным угрозам, таким как, к примеру, инфекции. Именно по этой причине очень важно соблюдать жесткий режим приема и точную дозировку этих медпрепаратов.

Существует ряд признаков отторжения донорского сердца:

  • высокая температура (свыше 38°C);
  • проявление симптомов «простуды» (кашель, чихание, головная боль, озноб, насморк, рвота);
  • приступы удушья;
  • боль в груди;
  • повышенная утомляемость;
  • скачки давления.

При появлении хотя бы одного из вышеперечисленных симптомов пациенту следует незамедлительно обратиться к врачу.

Как узнать о возникновении инфекции в организме человека с пересаженным сердцем?

Иммуносупрессанты, как уже упоминалось выше, могут ослабить иммунитет пациента с пересаженным сердцем. Потому помимо этих препаратов после трансплантации назначают ряд лекарств, призванных бороться с инфекциями. Чуть ниже мы приводим список симптомов воникновения инфекций. Если вы наблюдаете хотя бы один из них, незамедлительно обратитесь к вашему врачу.

Симптомы инфекции после пересадки сердца:

  • высокая температура (выше 38°C)
  • незаживающая на протяжении нескольких дней рана или порез;
  • повышенная потливость или озноб;
  • кожная сыпь;
  • покраснение или припухлость кожи;
  • покраснение или жжение в гортани;
  • боль при глотании;
  • заложенность носа, насморк, головная боль, сведение скул;
  • сухой или мокрый кашель на протяжении более двух дней;
  • белые язвы во рту или на языке;
  • тошнота, рвота или диарея;
  • проявление симптомов «простуды» (чихание, кашель, головная боль, озноб)
  • затрудненное или болезненное мочеиспускание, учащенное мочеиспускание;
  • моча с мутными или кровяными выделениями.

Может ли человек вернуться к нормальной жизни после трансплантации сердца?

Несмотря на то, что пациентам с пересаженным сердцам постоянно приходится принимать специальные препараты, это, как правило, не мешает им вернуться к привычному до операции ритму жизни.

Тем не менее, им не стоит забывать о следующих вещах:

  • Прием лекарств. Как уже оговаривалось ранее, после пересадки сердца пациентам необходимо принимать ряд препаратов для исключения отторжения сердца и снижения риска возникновения инфекционных заболеваний. Эти медпрепараты, в свою очередь, имеют некоторые побочные эффекты, такие как повышение давления, истончение костей, повреждение почек и другие. Для борьбы с этими эффектами врачи дополнительно могут назначать некоторые лекарства.
  • Физические нагрузки. Реципиентам рекомендуется заниматься физическими упражнения для того, чтобы снизить риск набора веса. Тем не менее, прежде чем приступить к таким нагрузкам, пациентам нужно проконсультироваться со специалистами, которые могут составить особую программу. Пересаженное сердце бьется быстрее, чем старое (100-110 ударов в минуту и около 70 ударов в минуту соответственно), вследствие удаления некоторых нервных окончаний во время операции по трансплантации. Поэтому новый орган отвечает на физические нагрузки медленнее.
  • Диета. После пересадки жизненно важного органа его новым обладателям необходимо придерживаться специально разработанной диеты, которая подразумевает сокращение употребления продуктов с высоким содержанием жиров, негативно влияющих на сердце и вызывающих сердечную недостаточность, повышение артериального давления и прочие заболевания.

Как долго можно жить после пересадки сердца?

Продолжительность жизни реципиентов зависит от многих факторов, включая возраст пациента, общее состояние его здоровья, реакцию его организма на новый орган. Исследования во всем мире показывают, что более 80% пациентов после трансплантации живут не менее двух лет, а 56% — не менее 10 лет. Более 85% возвращаются к привычной жизни, многие из них продолжают заниматься различными видами спорта.

Пересадка сердца за границей

toggle-icon

Трансплантация сердца, как и трансплантация любого другого органа, важна в том случае, когда наблюдается патологический процесс, не устраняемый иным способом.

Пересадка сердца в основном назначается при сердечной недостаточности на том уровне, когда уже наблюдаются патолого функциональные изменения с нарастающей гипоксией тканей.

Клиника святой Марии (Seoul St. Mary's Hospital)

Пятое место в мире по количеству проведенных пересадок костного мозга. В составе госпиталя 41 клиническое отделение со 183.

Samsung Medical Center

С 1996 года носит звание «Госпиталь президентских стандартов». Проводит большое количество клинических исследований и.

Medicana

Cеть многопрофильных медицинских центров. ЭКО, хирургическое лечение болезни Паркинсона, лечение онкологических опухолей с помощью.

Никогда не думала, что в больнице может быть так по-человечески тепло. Сейчас я просто забыла о своих недомоганиях, болях, всё делаю по дому, и хожу гулять.

Memorial Шишли Стамбул

Эксперт в области кардиологии, трансплантологии, онкологии, хирургии сердца и ЭКО. Операции с использованием роботизированных технологий.

Бронирование авиабилетов Встреча в аэропорту Заказ билетов на общественный транспорт Трансфер из аэропорта Отзывы

Всем добра и здоровья!

В одном из отделений начал лечение простаты, скоро планируется процедура HIFU. На данном этапе все хорошо. Я доволен и спасибо врачам!

Liv Hospital

Имеет международный сертификат JCI. Хирургия методом Да Винчи, протезирование сустава с помощью системы MAKOplasty, хирургия сосудов.

Leyli Yunusova

Ужасное отношения мёд сестёр врачей и кто стоит на рецепшене в педиатрическом детском отделении . такого ужасного отношения я не видела . сидят в телефоне ответ нормально не дают я с ребёнком грудным на руках . никакой санитарии в мёд сестёр . никакого подхода к детям нет . торопят ещё быстрее уйти в телефоне своём посидеть . ужасно ужасно просто. клиника очень нравилась красиво хорошо но мёд сестра и профессор детский врачь просто ужас . халатное обращение от девушек с рецепшена

Acibadem

Лечение онкологии, ортопедия, нейрохирургия, спортивная медицина, гинекология. Имеет международную аккредитацию JCI. 600.

Zeiilbek Ayazhan

Самая ужасная клиника в Турции. Не идите туда мы пошли Аджибадем Атакент. Они смотрит на пациента и думают как бы заработать на них. Мой брат лечился 2 месяца и 0 эффекта даже сделали хуже уже некуда. Когда пришли в Казахстан и брат прошёл кт и обнаружился очень большое жидкости в легких и превратился в гной. А они не признают эту ошибку. Хотя мы сразу как прилетели из Турции сразу брат прошёл КТ. Аджибадем делает все чтобы не признать ошибку. Врачи даже не интересуется у пациента как у него дела. Когда мой брат поехал на химию, узнав что у него что-то не так с дыханием, все равно дали разрешение на химиотерапию. Врачи безжалостные, сразу заставили платить 5000$ за эту химию. Не идите туда пустая трата времени и денег, а самое главное здоровье

Medical Park

Комплекс клиник с 30-ю медучреждениями в 17-ти разных городах. Среди них Центр Генетической Диагностики. Операции по пересадке костного.

Москалюк Елена Павловна

Центр замечательный, отличные врачи, но все смазало то, что переводчик для русских Эмма вела себя совсем не как переводчик для пациента на приеме у гинеколога и эндокринолога. Общалась с врачами, показывала свои фото семьи детей, говорила на отвлеченные темы, не обращая на меня внимания, в итоге я просто сходила зря, ничего не узнала о своем состоянии здоровья и назначениях. Я думаю такие люди должны работать в другой сфере! Первым посещением Медикал Парка в г. Мерсин смазало мое впечатление о всем центре. Больше я сюда не поеду! Прием был 23.10.2021.

Клиника Yeditepe

Успешные операции по трансплантации сердца. Процедура аортокоронарного шунтирования с помощью аппарата Импелла. Операции по пересадке.

Мищенко Ольга

Наше приятное знакомство с Universitetskaya klinika Yeditepe началось в ноябре месяце 2020 года с любезной, грамотной и очень ответственным милой девушкой Светланой Карабыик (Каrabiуіk), которая организовала первоначальный осмотр онколога профессором Оkan Kuzhan. Профессор очень внимательно выслушал, квалифицированно на высоком профессиональном уровне провел осмотр и назначил ряд исследований необходимых для определения диагноза. При прохождении диагностики, а это множество обследований мы не ощутили никакой проблемы в общении и полностью отсутствовал языковый барьер благодаря Светлане и Малине (переводчики с знанием не только разговорной речи но и медицинских терминов). Страшный диагноз озвученный профессором Оkan Kuzhan, как гром среди ясного неба, но знания, умения, обхождение с пациентами, внимательность, отзывчивость и его оперативность в решении нашей проблемы позволила нам без промедления оказаться в руках опытного пластического хирурга Ugur Anil BINGOL, который на протяжении шести часов вел операцию и на следующий день в шесть часов утра уже посетил нас в палате в сопровождении молодого, внимательного, перспективного помощника. Нельзя не отметить посещение дерматолога Озлем Акын на самом высоком уровне. Тщательный осмотр проходил внимательно, не спеша, качественный и скрупулёзней подход к изучению проблемы и предложение методы решения нас приятно впечатлили. Отдельная благодарность Михрибан Гамбаровой за моральную и профессиональную поддержку. Михрибан была рядом с нами на протяжении всего времени пребывания в клинике. Она стала нашим незаменимым помощником в размещении, координации наших передвижений, переводчиком и моральной поддержкой. Подытожив хочу сказать большое спасибо за оказанное, грамотное медицинское обслуживание, которое подарило нам надежду на полноценную жизнь на многие годы. И хоть нам предстоит еще длительное лечение результат положительный мы видим уже сейчас. Рекомендую однозначно.

Больница Газиосманпаша

Провели более 60 000 успешных операций, приняли 22 000 родов. В хирургии используют известный метод Да Винчи, гамма-нож. Очень.

Здраствуйте. Спасибо всему коллективу больницы за высокий профессионализм в работе, заботу и внимание проявленное в ходе лечения и реабилитационный период.

Университетская клиника Medipol

Cамая крупная университетская больница. Каждый год принимает от 10 000 пациентов со всего мира. Более 700 мест стационара, 40.

УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ГОСПИТАЛЬ КОЧ (KOÇ UNIVERSITY HOSPITAL)

Входит в сеть медицинских учреждений Фонда имени Вехби Коча. В больнице работают 3000 человек, 404 палаты для госпитализации, 13.

Assuta Express Medical

Assuta Express Medical является официальным представителем сети ведущих частных израильских клиник Assuta и подразделением крупного.

Читайте также:  Найз гель: инструкция по применению, отзывы, состав

Бронирование авиабилетов Встреча в аэропорту Выбор специалиста Заказ авто Прокат автомобиля Трансфер из аэропорта Отзывы

Нам с мужем был поставлен диагноз бесплодие, причина была во мне, и единственным предложенным решением были донорские яйцеклетки. На это мы не были согласны и, слава Господу, оказались в надежных руках сотрудников клиники в Израиле.

Благодаря лечению в Ассута мы стали родителями 2 малышей!

Мы с мужем обязаны нашим счастьем опытным врачам! Спасибо вам.

Медицинский центр «Асаф Ха-Рофэ»

Медицинский центр «Асаф Ха-Рофэ» — это больница, являющаяся учебной и научной базой Тель-авивского университета. По.

Медицинский центр Хадасса

Медицинский центр «Хадасса» — это два многопрофильные медицинские центры, которые предоставляют пациентам.

Бронирование авиабилетов Встреча в аэропорту Встреча на реанимобиле Заказ билетов на общественный транспорт Трансфер из аэропорта Отзывы

Фиалко Елена Олеговна

Отношение было хорошим до того как заплатили деньги! В России диагностирована опухоль астроцитома зрительного бугра и снимки МРТ были высланы в Израиль. Ответ был быстрым, представитель пригласил на консультацию и операцию к “Ведущему профессору нейрохирургии” Игалю Шушану. На первой консультации профессор предложил биопсию так как не верил врачам из России. Сделали биопсию за 2 800 000 рублей всего лишь))) не считая госпитализации и дополнительных обследований! И сказали, что доступ к опухоли невозможен. Даже стекла не отдали! За каким хреном они туда лезли это понятно, содрать деньги! Никакого лечения не предложили, видимо ручки еврейские из задницы выросли! Не ездите, люди, вы в этот Израиль, там все заточено на то, чтобы обобрать вас до нитки. Пусть в Аду горят эти представители из Хадасса Мария Тишкова и Лейла не помню ее фамилию вместе со всеми врачами этой клиники

Медицинский центр Рамбам

Медицинский центр Рамбам — это крупная многопрофильная больница Израиля. Для проведения особо сложных операций здесь.

Hello, I am from Cyprus and I tried to contact with international department to go this hospital and they said you can contact with Mr. Raid Mansure. He is not working at this hospital . I already contacted with him and explained him my situation and said him that ı would like to come and need Gastreontology/ Hepatology Consultation. He said me ok and ı want 1000 Euro. After this conversation ı talked to Hospital international department again and asked why ı should pay this money for this person? ı want to come your hospital by taxi from airport and they answered me we can not do anything you should contact with this person. I understood this person gives commission to international employers in Rambam and also all of this person taking percentage from int. Patiente. Anyway ı came to Telaviv airport and this person came near me and said to give him 1000 Euro. I gave him and then came to hospital. I have admitted to hospital and stayed there 11 Days. Within this eleven days They did just Blood test, Ct, Endoscopy and ultrasound. All of these tests it takes maximum 2 days. They did not ask me if ı need sharing room or private room. They gave me private room. there was one small Tv in my private room and ı asked them to give me remote control of tv and they said ı should pay extra money. After 11 days no any diagnosis and they daid me ı need liver biobsy and price is just for this test usd 10.250 !! I asked John hopkins hospital in Usa which Usa is most expensive Country about Health and their price was usd 4.500 !! Turkey price is usd 800 !! Rambam price was usd 10.250 !! I understood that This Mr. Raid Mansure created Triangle management at this hospital and cheatting international peoples. with 2 employers in Rambam. I do not Recommend any international patient to go this hospital. Rambam is Government Hospital and Israel Health ministery Publishing Government hospitals price list for foreign peoples. After they sent me bill, I have already compared with ministery foreign prices and there was so much price difference. I did not did Colonoscopy and They charged me usd 1.750 !! I asked to this person and hevis saying forget it brother your insuarance will pay and when ı come to Cyprus ı will pay you half of the amount back. Unbelivable !!

Медицинский центр CityPraxen

Немецкая клиника Capital Health – CityPraxen Berlin– это многопрофильное медицинское учреждение, в котором успешно.

Бронирование авиабилетов Встреча в аэропорту Выбор специалиста Заказ авто Прокат автомобиля Трансфер из аэропорта Отзывы

Мы собираем 30 миллионов на Индию. Почему в России нельзя пересадить ребенку сердце

Пока готовилось это интервью, в Национальном институте трансплантологии успели сделать две операции по пересадке сердца подросткам, но стараний российских хирургов по-прежнему недостаточно. «Если наша медицинская общественность не пересмотрит подходы к посмертному детскому донорству, у нас будет все меньше возможностей оказывать помощь нашим детям». Главный трансплантолог Минздрава Сергей Готье объяснил, почему в России невозможно пересадить сердце ребенку младше 10 лет, а шансы получить донорский орган за границей минимальны.

Почему мы не можем пересадить ребенку сердце

— Мы собираем 30 миллионов на Индию, как в случае с семьей Федутиновых. А что с детским кардиодонорством в России? Почему мы не можем делать такие операции у нас?

— Не должно так быть, чтобы государство не могло в полной мере удовлетворить запросы населения по оказанию медицинской помощи. Это прекрасно понимают наши руководители и кураторы в Министерстве здравоохранения и делают все возможное для того, чтобы как можно меньше оставалось таких ситуаций.

Дети, которым мы не можем пересадить сердце, отправляются в Индию за средства федерального бюджета (в Минздраве можно получить квоту на лечение за пределами России. В 2015 году 12-летняя девочка из Иркутска стала первой, кому таким образом пересадили сердце в Индии. Но состояние Никиты Федутинова, как писал президент фонда «Предание» Владимир Берхин, не позволяло ждать консилиум и решение Минздрава. — Прим. авт.).

С другой стороны, если взять мировую статистику, то частота посмертного детского донорства в десятки раз меньше, чем частота взрослого посмертного донорства. Ну, это понятно: взрослые люди наиболее подвержены болезням, они чаще умирают. Тем не менее достаточно давно в России мы пытаемся организовать трансплантационную помощь детям.

Сразу могу сказать, что с трансплантацией почки, печени вопрос вообще не стоит. Наши дети вне зависимости от возраста получают органы от доноров либо посмертных, либо живых, то есть родственников. Но действительно остро стоит вопрос пересадки органов грудной клетки. Они требуются небольших размеров, чтобы удовлетворить антропометрическим параметрам реципиента в возрасте где-то до 10 лет и массой до 30 килограммов. Если ребенок крупнее этих параметров, то можно рассматривать трансплантацию от посмертного донора небольших физических размеров. Буквально сейчас, пока мы разговариваем, у нас начинается трансплантация сердца подростку 14 лет (позже Сергей Владимирович написал: «Днем была сделана трансплантация сердца девочке (об этом написано в интервью), а ночью — мальчику. Оба чувствуют себя хорошо». — Прим. авт.).

— Получается, в его случае это удачное стечение обстоятельств?

— В принципе, да. Он дождался подходящего ему органа, но у нас не один подросток сейчас в институте (Национальный медицинский исследовательский центр трансплантологии и искусственных органов. — Прим. авт.), который ожидает сердце. Надо сказать, что в Москве наилучшая организация донорского процесса, а у нас в институте наилучшая организация использования донорских сердец в мире, уже давно мы являемся рекордсменами по трансплантации сердца. Мы периодически подсчитываем наши победы, и становится жутковато: с начала года подбираемся уже к 100-му сердцу.

— И все-таки хотелось бы понять, почему в таком случае есть проблемы с детскими трансплантациями?

— Проблема детского посмертного донорства есть во всем мире, и везде она трудно решаема. В США, например, которые, как мы считаем, обладают значительными возможностями и по организации донорства, и по способам сохранения органов, трансплантация сердца детям в возрасте 4-5 лет происходит крайне редко, так как летальность этой группы населения небольшая, и это хорошо, что она небольшая.

Что касается нашей практики, до недавнего времени в стране не было инструкции, которая бы позволяла поставить диагноз смерти мозга ребенку. С 1 января 2016 года вступила в силу новая инструкция, позволяющая провести такой алгоритм действий, чтобы диагностировать смерть мозга ребенка от года и старше, и детское посмертное донорство законодательно стало возможно.

По отношению ко взрослым у нас действует презумпция согласия, то есть у каждого взрослого и вменяемого человека есть возможность заявить о своем несогласии на донорство органов родственникам и медицинскому персоналу учреждения. Ребенок, будучи не самостоятельной личностью, своего прижизненного волеизъявления выразить не может, за него это должны сделать родители. Поэтому в законе 323, в 47-й статье, которая посвящена вопросам донорства и трансплантации, записано, что разрешение на посмертное изъятие органов у погибшего ребенка после констатации смерти дают родители, и никто, кроме них, не учитывается, я имею в виду опекунов, руководителей детских учреждений. Если у ребенка нет родителей, он вообще не рассматривается как потенциальный донор.

Соответственно, перед медицинским персоналом стоит задача, во-первых, диагностировать смерть мозга, во-вторых, обратиться к родителям и поставить их перед фактом, что ребенок мертв, но органы его функционируют и могут быть использованы, спросить у них разрешения и только после этого предложить органы для трансплантации тем учреждениям, где в листе ожиданий находятся дети.

Так вот, с 1 января 2016 года таких случаев у нас в практике не было, несмотря на то что летальность детей, к сожалению, какая-то есть. Ни одного случая обращения медицинского персонала к родственникам.

— Потому что врачи боятся говорить с родителями?

— А я даже не знаю, боятся ли они. Скорее, совсем игнорируют такую возможность. Их интересует данный погибший ребенок, а масса российских детей, которые нуждаются в трансплантации, их не интересует, так как они с ними не связаны. Нет достаточного административного регламента, в должностных инструкциях у них не прописана такая опция, как сохранение донорских органов после констатации смерти.

В конце концов, нет единства в составе медицинского сообщества и нет понимания, что органное донорство как механизм спасения жизней наших российских граждан, маленьких и больших, необходимо.

Это неприятная ситуация, и с ней можно бороться исключительно административно. Потому что вся законодательная база есть. Административно, образовательно, воспитательно. Студенты-шестикурсники, которым я читаю лекции, тоже задают такие вопросы. Как быть-то, Сергей Владимирович? А надо быть, потому что каждый умерший человек, и ребенок в том числе, должен быть прежде всего оценен с точки зрения органного донорства. Если у него было заболевание, при котором донорство противопоказано, я имею в виду СПИД, гепатит, сифилис, туберкулез, тяжелый диабет, онкологическое заболевание, конечно, мы его не будем рассматривать.

Но бывает, нам говорят: «Вот, у нас умер человек от инсульта». «Ну, и почему не предложили в качестве донора?» — спрашиваем. «Так ему 75 лет». И что? У него ведь функционировали почки, а у нас тоже есть реципиенты в серьезном возрасте, которым как раз бы эти почки и пригодились, пока они 10 лет на диализе проводят свою жизнь.

Поэтому с таким напряжением и колоссальными трудностями развивается трансплантация на территории бывшего Советского Союза и Российской Федерации. Она до сих пор не во всех субъектах России существует в качестве метода лечения. Только в 32 субъектах из 85 какая-то трансплантационная деятельность ведется, в основном это пересадка почки.

Что касается трансплантации почки или других органов детям, то это еще более редкое явление. Это достаточно сложная область педиатрии, и развивается она в Москве, в Новосибирске, редкие случаи трансплантации подросткам различных органов зафиксированы в Краснодаре, Санкт-Петербурге, но это не система. Системный подход осуществляется фактически только в нашем институте.

Вот вы сказали: собираем 30 миллионов и отправляем в Индию. По международным принципам мы не должны это делать, мы должны быть самодостаточными для оказания помощи, тем более трансплантационной, собственному населению. Но мы живем в таких обстоятельствах, когда не хватает профессионального понимания необходимости хотя бы начинать этот процесс.

Фото Анны Даниловой

Шансов получить донорский орган за границей все меньше

— Но у нас ведь и население как будто не готово. По разным социологическим опросам, даже просто говорить о донорстве хочет минимальный процент россиян, не то что участвовать в нем. Будь у нас в обществе другие этические установки, проблема была бы менее острой?

— У нас в общем-то все приличные люди с нормальными установками, но, наверное, обсуждаются сейчас другие ценности. Никто не хочет думать, что он когда-нибудь умрет, никто не хочет изучить законодательство, узнать, что, оказывается, у нас есть закон, который предусматривает такие ситуации.

Я за свою практику прошел все этапы, от полного общественного отрицания до, в конце концов — «Да это же здорово!»

Православная Церковь наконец стала поддерживать донорство, а Католическая Церковь еще в 80-х годах сказала, что донорство — это очень хорошо. Поэтому рванула Испания, полностью католическая страна, вышла на высший уровень организации посмертного донорства.

Сейчас с нее берут пример все, в том числе мы.

— А вам в вашей практике случалось сталкиваться с родственниками, возмущенными, что у их умершего близкого изъяли органы? Я читала, что иногда даже в суд подают.

— Мы живем не единым учреждением, и органы мы не изымаем, а изымает их специальная служба, которая работает в Москве. Да, бывают случаи, когда родственники, не знакомые с законодательством, убитые горем, предъявляют претензии. Здесь большое значение имеет ситуация в самом учреждении, где констатировали смерть.

Одно дело, когда персонал подготовлен, грамотен, знает, как действовать, что говорить. Но часто бывает так, что персонал просто не готов, они не знают и знать не хотят, потому что им это не надо. Подключается пресса, которая хочет сенсации. Вот где-то у кого-то изъяли органы, на каком основании? А основание нормальное, это закон 1992 года о трансплантации органов и тканей человека. Вступают юристы, которым надо пропиариться. А в общем-то всегда такие дела заканчиваются ничем, только из-за этого шума у людей формируются неправильные представления о трансплантации.

— Сейчас детям в России пересаживают только то, что можно забрать у родственников: почки, печень, легкие. А если родители по каким-то причинам не могут стать донорами, родственников нет, что происходит дальше?

Нет, например, легкие детям мы пересаживаем только от взрослого посмертного донора. Если врачи правильно проинформированы, то они направляют семью к нам или в другие учреждения, где есть возможность получить посмертный орган. Кроме того, у нас много детей в листе ожидания из детских домов, у которых вообще нет родственников. Если нет родственного донора, мы пересаживаем им часть печени от взрослого посмертного донора, а вторую половину кому-то еще, и почки, и уменьшенные взрослые легкие.

— Но когда нужна пересадка сердца, получается, остается только за границу ехать?

— Мы сейчас действительно не можем оказать такую помощь, поэтому министерство изыскивает возможности направлять таких детей за границу. Но в связи с развитием трансплантационных программ те страны, которые раньше могли какую-то квоту выделять для иностранных граждан, теперь занимаются обеспечением своих граждан.

Такая ситуация наблюдается последние лет десять, и чем дальше, тем меньше шансов на то, что реципиенты смогут использовать донорский ресурс другой страны. Это вполне коррелирует с принципами Всемирной организации здравоохранения, направленными на уменьшение и ограничение возможности трансплантационного туризма. Пока наша медицинская общественность не пересмотрит подходы к посмертному детскому донорству, у нас будет все меньше возможностей оказывать помощь нашим детям.

Читайте также:  Насколько вероятно забеременеть с презервативом?

— В случае, если официально помочь ребенку не получается, например, нет доноров или длинная очередь из ожидающих пересадку, родители могут найти какие-то преступные черные схемы?

— Они могут попробовать, но не найдут. Этого быть не может. К сожалению, граждане не всегда достаточно образованы, мало информированы, они обращаются по сомнительным объявлениям, а в результате только теряют время и деньги.

В интернете ведь масса объявлений: «продам почку», «помогу стать донором». Огромное количество сайтов, и все они контролируются из мест тюремного заключения через интернет. Мошенники просто разводят людей, собирая первичные деньги якобы на организацию процесса, а потом пропадают. Когда мы обнаружили, что на одном таком сайте ссылаются на наш институт как на место, где можно обследовать донора или приобрести орган, мы закрыли его с помощью правоохранительных органов. Но этих сайтов еще столько, что рук не хватит их закрывать.

Фото Анны Даниловой

Главное — не уйти от презумпции согласия

— Как вы относитесь к перинатальному паллиативу? Могло бы это решить проблему детского донорства в стране?

— Не готовы мы к этому делу, не готовы наши педиатры, неонатологи. И в мире это достаточно редко встречается.

— Почему не готовы?

— Начнем с того, что отечественная инструкция по констатации смерти мозга рассчитана на детей от года и старше, соответственно этот контингент вообще выпадает из поля зрения. Во-вторых, мы же говорим о совсем маленьких детях весом примерно два килограмма. Очень мало потенциальных реципиентов таких органов.

Чисто теоретически, если рождается ребенок с тяжелым врожденным пороком в развитии сердца и легких, то, наверное, с самого раннего возраста, в несколько недель, ему можно сделать трансплантацию сердечно-легочного комплекса от такого анэнцефала, но у нас нет сейчас ни законодательных основ, ни других распорядительных актов. Наверное, надо задуматься о такой возможности, просто пока мы к этому не готовы.

— Законопроект о донорстве и трансплантации рассматривают уже пять лет. О чем в основном не могут договориться?

— Дело в том, что в этом законопроекте расписаны пошаговые действия врача в случаях констатации смерти, пересадки органов, механизмы фиксации этих случаев в базе, что в принципе очень полезно. Недавно с новыми изменениями законопроект опять был представлен в правительство. Может, в конце концов все позиции будут согласованы.

Самое главное в законе — не уйти от презумпции согласия. Это единственный гуманный способ не дать человеку совершить роковую ошибку, когда его будут спрашивать, не против ли он, если из его умершего родственника извлекут органы для трансплантации. Потому что в аффекте человек обычно неадекватен. Такое понимание вопроса презумпции согласия сформулировано Конституционным Судом.

В подтверждение этой концепции я могу сказать, что большинство стран Европы ушло от презумпции испрошенного согласия к презумпции согласия, потому что это значительно увеличивает возможности оказания помощи собственному населению.

«Замечательная» система оказания трансплантационной помощи в Германии встала в конце концов в тупик как раз из-за системы испрошенного согласия.

До недавнего времени частота донорских изъятий в Германии на миллион населения в год составляла 10-11 случаев. Для сравнения, в Испании — 40 случаев, в Москве — 17,5 случаев, в Беларуси — 20 случаев. И Германия буквально только что перешла на презумпцию согласия.

Просто население должно знать об этом и иметь возможность выразить свое несогласие, то есть внести себя в регистр отказов, вот и весь механизм.

— История Никиты Федутинова могла бы быть иной, будь у нас такой закон?

Это не про закон. Детское донорство во всем мире — довольно редкое явление. Хорошо, чтобы оно было, но, с другой стороны, мы же понимаем, что каждый донор в данном случае — это умерший ребенок. Получается, что детское посмертное донорство некоторым образом зависит от детской смертности и ее повышения — а этого в принципе не должно быть.

Личный опыт«А у меня сердце есть?»: Мне сделали трансплантацию

«А у меня сердце есть?»: Мне сделали трансплантацию — Личный опыт на Wonderzine

Каждый год в России трансплантацию сердца ждут более полутора тысяч человек, но, например, в 2018 году её сделали только 287 людям. Людмила Пименова не дождалась пересадки сердца в России и уехала в Индию, где ей и сделали операцию. Она поделилась с нами своей историей.

Текст: Эллина Оруджева

Ожидание

Я с десяти лет болела гипертрофической кардиомиопатией — сердце было очень большим и продолжало увеличиваться в размерах. Стенки сердца утолщались, полости уменьшались и зарастали, поэтому кровь не могла поступать в достаточном количестве. Я сильно уставала, у меня была одышка, мне тяжело давались физические нагрузки, кожа была бледной, под глазами вечно синяки.

Я жила в селе в Оренбургской области, и там врачи не смогли поставить диагноз. Мне пришлось ехать в областную больницу в Оренбурге — там медики определили, что со мной, а ещё сказали, что заболевание неизлечимо. Я переехала в Москву, наблюдалась у местных специалистов. Мне сделали операцию на сердце — иссечение межжелудочковой перегородки, это облегчило течение болезни. Через некоторое время после первой операции понадобилась вторая, но я подхватила бронхит. Начались осложнения, вторая операция была невозможна, а значит, оставалась только трансплантация. Сначала я очень удивилась: «Разве такое вообще возможно в России?» Врач объяснил, что люди после трансплантации живут так же, как и другие, — просто принимают лекарства и вовремя проходят обследования.

Сбор длился три месяца и шёл тяжело. Через десять дней после начала с карточки украли деньги, но, к счастью, их удалось вернуть

Я обратилась в центр трансплантологии, меня поставили в лист ожидания. Но ждать нужно было слишком долго — двадцать месяцев. Меня вызывали в больницу дважды. Один раз врач позвонил и сказал: «Ты только не волнуйся, бери свой тревожный чемоданчик (самые необходимые вещи, которые всегда стояли наготове) и приезжай». За несколько минут до того, как я подъехала, врач сообщил, что сердце мне не подходит, потому что оно слишком большое. Во второй раз сердце оказалось не совсем здоровым, поэтому его не пересадили.

Я тогда резко похудела. Мой рост сто шестьдесят три сантиметра, а стандартный вес — пятьдесят пять килограммов. Я же в тот момент весила сорок четыре. Даже при обычной ситуации я кажусь худышкой — можно представить, как я выглядела, когда болела. Найти такого маленького донора оказалось очень сложно. Время уходило, состояние ухудшалось, надо было что-то делать. Я стала искать другие клиники в России и наткнулась на статью об иркутской девочке, которая также нуждалась в пересадке сердца и в итоге уехала в Индию. Я связалась с её мамой, она дала контакты клиники. Врачи попросили отправить им последние выписки от российских специалистов, результаты анализов.

В день рождения пришёл положительный ответ из Индии: пересадка возможна и будет стоить 95 тысяч долларов. Я написала благотворительным фондам, три из них — «Предание», «Милосердие», «Адреса милосердия» — открыли сбор на операцию и покупку авиабилетов. Мы создали группу в сети «ВКонтакте», люди там тоже помогали. Сбор длился три месяца и шёл тяжело. Через десять дней после начала с карточки украли деньги, но, к счастью, их удалось вернуть. Потом сбор приостановился. Подключились журналисты, обо мне написали несколько текстов, и за сутки люди перевели три миллиона рублей. Я начала собирать вещи, делать визу, покупать билеты. 27 ноября 2015 года я прилетела в Индию, а ровно через четыре месяца — 27 марта 2016 года — мне сделали операцию.

«Такое маленькое
и так быстро бьётся»

Мы с мамой прилетели в Индию, в город Ченнаи. В госпитале меня поселили в отдельную палату, провели обследования, взяли кровь на анализы. Врачи посмотрели, какие лекарства я принимаю, сказали, что весь чемодан с таблетками надо отложить, и прописали свои лекарства. Их препараты, надо признаться, действуют на меня значительно лучше. В этой клинике хорошо ухаживают за пациентами: с девушкой круглосуточно будет медсестра, с мужчиной — медбрат. Персонал следит за состоянием здоровья пациента, всё записывают, вовремя дают лекарства. Не нужно нанимать сиделку, родственнику не обязательно постоянно быть рядом, чтобы переодевать, мыть человека, выносить горшок. За каждого пациента врачи переживают как за родного.

Через несколько недель мы переехали в гостевой дом рядом с больницей, но в клинику всё равно нужно было приходить каждую неделю: врачи следили за моим состоянием. В гостевом доме жили другие пациенты, ожидающие пересадки, почти все русскоязычные. Мы жили большой семьёй: ходили на рынок, в магазины, радовались, когда операции проходили успешно, поддерживали друг друга. Некоторые не дождались пересадки, кто-то, наоборот, дождался и сейчас отлично живёт. Был парень, которому пересадили сердце, мужчина, которому трансплантировали лёгкие. Ещё была девушка, которой нужны были и сердце, и лёгкие, но её состояние ухудшилось, и она умерла. Было очень тяжело.

В Индии очень жарко: с марта по июль температура зашкаливает,
40–45 градусов Цельсия. Жарко даже местным жителям, что говорить о приезжих. Чем дольше я ждала, тем хуже мне становилось. Я целыми днями сидела дома перед кондиционером. Я ходила в маске и, если выбиралась куда-то прогуляться, передвигалась только на такси. Мне нельзя было ездить на автобусах из-за угрозы подхватить инфекцию. Перед самой пересадкой у меня появились новые симптомы: сильно упало давление, я плохо спала, появилась боль в груди, стало тяжело дышать.

Врачи никогда не дают гарантий, сколько проработает сердце, — всё зависит
от пациента. Но прогноз для большинства людей — двадцать пять — тридцать лет

Как-то утром, в полдесятого нам позвонила переводчица, сказала, что нас ждут в госпитале: нашёлся донор и нужно приехать. Я приняла душ, оделась и добралась до клиники на такси. У меня взяли кровь на анализы и начали готовить к операции: переодели, обработали дезинфицирующими средствами и забрали в операционную. Переводчица застряла в пробке, поэтому когда меня повезли в операционную, я даже не поняла, что прямо сейчас будет трансплантация. Меня привезли в операционный блок, я смотрела, как врачи раскрывают капельницы, включают аппараты. Потом один из медиков подошёл и сказал: «Ты сейчас будешь спать». Я ответила: «Хорошо, а то мне уже надоело, что эта лампа светит в глаза». И уснула.

Когда очнулась, услышала, как кто-то разговаривает. Я поняла, что операция ещё не закончилась: меня зашивали, вставляли какие-то трубки. Я подумала: «Что-то пошло не так». Тело меня не слушалось. Я хотела показать, что я здесь и проснулась, но от наркоза мышцы онемели — ни поплакать, ни пальцем пошевелить. Потом я снова отключилась. Чувствовала, как меня перекладывают со стола на каталку. Я пришла в себя, только когда меня привезли в реанимацию. Мама взяла меня за руку и сказала, что она холодная. Я не могла ни сжать её руку, ни ткнуть ногой, ни даже глаза открыть. Подошла медсестра и сказала: «Открывай глаза». Я показала ей пальцем — мол, помоги мне.

Я отошла от наркоза около семи вечера. Врач сказал, что пересадка длилась три часа и завершилась успешно. Я сразу начала трогать грудь — всё ли на месте, всё ли пришито? Медики спросили, как я себя чувствую, а я их спросила в ответ: «А у меня сердце есть? Просто я его не чувствую — оно стоит там, такое маленькое и так быстро бьётся». Мое собственное сердце было настолько большим, что образовался сердечный горб: грудная клетка и рёбра начали деформироваться.

На следующее утро собрались врачи, мама, переводчица. Я спросила, почему я проснулась во время операции, — а они ответили, что не дали полный наркоз, иначе бы моё сердце умерло, не дождавшись пересадки. Врачи никогда не дают гарантий, сколько проработает сердце, — всё зависит от пациента, особенностей его организма и образа жизни. Но прогноз для большинства людей с донорским сердцем — двадцать пять — тридцать лет.

Жизнь после

Мы жили в Индии ещё два с половиной месяца, из них около четырёх недель я провела в госпитале. После выписки мне сделали биопсию и выявили отторжение органа (процесс, при котором иммунная система реципиента атакует трансплантированный орган или ткань. — Прим. ред.), сразу стали это лечить, назначили новые дозы препаратов. В Россию мы уехали, только когда врачи убедились, что всё хорошо.

Вернувшись в Москву, я сразу связалась с врачами из клиники имени академика В. И. Шумакова. Меня научили следить за собой, на что обращать внимание. После операции на полгода надо было изолировать домашних животных (из-за возможной инфекции), избегать больших скоплений людей, чтобы не простыть. Помню, что запретили есть грейпфруты, имбирь, пить иван-чай — они влияют на действие препаратов, которые я принимаю. Я пью два лекарства каждые двенадцать часов: они подавляют иммунитет. Если иммунитет поднимется, организм поймёт, что в нём есть «чужак», и начнёт отторгать донорский орган. Кроме того, я регулярно сдаю анализы, чтобы следить за концентрацией препаратов в крови. Если концентрация выше нормы, это ударит по почкам, а если ниже, будет отторжение.

После возвращения я прошла кучу анализов, чтобы выявить, не заболела ли чем-нибудь. Когда я простываю, сразу связываюсь с врачами-трансплантологами, которые выписывают лекарства, совместимые с моими, — я не могу пойти в аптеку и просто купить популярный препарат. У меня повышенный риск заболеть раком кожи (есть исследования, показывающие, что у людей после трансплантации органов повышенный риск развития ряда онкологических заболеваний. Это может быть связано с препаратами, подавляющими иммунитет. — Прим. ред.). Я не купаюсь в речках, чтобы не подхватить инфекцию. Один раз была на море, предварительно посоветовавшись с врачом: она сказала, что купаться в море можно, только нужно запастись зонтиками и кремами и выбрать уединённое место.

Если иммунитет поднимется, организм поймёт, что в нем есть «чужак», и начнёт отторгать донорский орган

Я знаю, что моим донором был двадцатишестилетний парень из соседнего индийского штата, он погиб в аварии. Мне на момент трансплантации было двадцать четыре года. С родственниками парня я не знакома, но очень хотела бы с ними встретиться — это ведь моя вторая семья. Если родители пожелают меня увидеть — мне сообщат. Я думала про смерть моего донора. Это странный и сложный вопрос: для его семьи — большое горе, а для меня — жизнь. Я была в храме и не понимала, как ставить свечку: человек вроде и умер, а орган у него живой.

Я вернулась в родное село и сейчас живу там. Я состою на учёте в Санкт-Петербурге, в НМИЦ им. В. А. Алмазова, а все выписки и результаты исследований отсылаю врачу в Индии. Я стала больше и быстрее ходить, в целом жить активнее; после поездки я заинтересовалась индийскими танцами и музыкой, полюбила еду со специями. Раньше я строила планы, составляла списки дел, а теперь какое настроение, такие дела и делаю. Если нет настроения — не делаю ничего. Я не работаю: из-за того, что практически отсутствует иммунитет, это сложно. Заочно учусь в экономическом колледже — раньше училась в медицинской академии в Оренбурге, но из-за состояния здоровья пришлось уйти. Зато я познакомилась с индийцами оттуда, они приглашают меня на свои мероприятия. Мне бы очень хотелось ещё раз побывать в Индии. Она осталась в моём сердце — думаю, это моя вторая родина.

Ссылка на основную публикацию